Главная / Дневники / Виктор Викторович
17.12.2017 03:24
Дневник bvv13
Обо мне
Мои друзья пишут
Избранное
Календарь
12.09.2012 09:30
Революция без эмоций.
С точки зрения теории систем, революция ни что иное как точка бифуркации социальной системы, при которой старая структура прекращает существование, а родится ли новая или энергия, высвободившаяся при распаде, будет рассеяна на более мелкие цели - не известно.

Революция это всегда риск. Можно доказать, что вероятность получения более полезной живучей и сложной системы ниже чем рассеяние энергии по более мелким, но более готовым к потреблению энергии системам. Сила, толкающая социальную систему в точку глобальной неустойчивости должна быть готова преградить путь рассеяния энергии и направить ее в нужное русло.

Революция случается, когда эволюционный путь развития уже не способен развивать систему старыми темпами, а потребности в развитии обгоняют реальный ход эволюции старой системы. При этом происходит насыщение старой структуры исчерпавшей свой набор средств, и она превращается в тормозящий фактор.

В системном процессе на этой стадии бесполезно искать виноватый элемент. Требуется признать, что сама система стремительно теряет полезность для ее элементов, поскольку все имеющиеся в ее распоряжении методы и идеи, некогда толкающие общество на борьбу и созидание исчерпаны.

На этой стадии надо не отвергать неизбежную революцию, а предпринять все меры к тому, что бы приготовится к естественной смене формации и попытаться избежать бессмысленных жертв и лишений в построении более совершенной отвечающей потребностям современного общества новому набору элементов и структуре их взаимоотношений.

Революция это неотвратимый этап развития любой системы. Если бы не смена формаций мы бы до сих пор жили в пещерах и ходили в шкурах. Системы в животном мире более консервативны. Их на революцию может толкнуть лишь резкое изменение условий проживания с гибелью массы особей. Люди тем и отличаются от животных, что способны к обобщению информации и направленному поиску более комфортных условий развития. Однако у части людей еще остались рудименты стремлений создать более комфортные условия узкой группе людей, нежели большинству. Эти стремления унаследованы ими от стадного образа жизни в эпоху, когда человек больше напоминал животное.

Но для создания новой структуры необходимо, прежде всего, знать - в чем нуждается общество, какими свойствами должна обладать новая структура, чтобы общество нормально развивалось, а не разлагалось как сейчас, как сделать, так что бы новая структура вписалась в мировое сообщество без конфликтно, как СССР, а симбиотично и с точки зрения политических взаимосвязей и с точки зрения бизнеса с учетом геополитических интересов всех субъектов мирового сообщества. При этом совсем не достаточно, если революционеры просто зачитают обществу ряд деклараций и своих стремлений. Во-первых, нужна идея во имя чего будет жить общество, а во вторых надо подробно доказательно изложить пути достижения целей декларируемой в идее. Общество должно видеть реальность поставленных задач и понимать необходимость новой структуры. Только в этом случае, когда общество будет видеть смысл, люди будут готовы объединится в новую структуру, сознательно отказавшись от ряда свобод, что неотвратимо при ее создании ради получения структурой новых свойств и способностей, которые не присущи ни одному элементу в отдельности, но очень нужны всем. Устойчива лишь та структура, элементы которой взаимодействуют в симбиозе. Таким образом, надо отказаться от отношений паразитизма конкуренции и хищничества, существующих в нынешней шаткой системе. Социальные системы подчиняются тем же синергетическим принципам, что и любые другие достаточно сложные системы, поэтому справедливы следующие аналогии. Обычно для создания новой более совершенной структуры энергии от распада старой не достаточно, а потому кроме желания создать структуру элементы должны быть готовы не только к жертвам свобод, но и энергетическим затратам. Любая структура при рождении требует энергии и материи, что исходя из формулы Е=мс^2, тоже есть концентрированная энергия.

Таким образом, не осознавая всей сложности создания новой структуры и не проведя должной подготовки, все попытки решить проблему с кондачка обречены на провал.
Написать комментарий
10.09.2012 06:29
Что движет эволюцию?
Вселенная после большого взрыва остывает. Её энтропия падает. Диссипация материи и энергии неотвратимо приводит к процессам самоорганизации во вселенной и рождению все более сложных структур.

Л.Н.Гумилев полагает, что развитие осуществляется не эволюционно, а дискретными переходами от равновесия к неравновесию и обратно. Я думаю, что этот процесс сложнее. Все системы в природе развиваются чередованием эволюционных периодов и точек бифуркации, когда старая структура перестает существовать, превращаясь во множество свободных элементов и всплеск энергии, из которых потом возникает или не возникает новая структура. Для возникновения более сложной структуры нужны условия. Если они не созданы, то энергия перераспределяется между другими структурами, но в любом случае это ведет к их усложнению в настоящем или будущем.

Существенная сложность вселенной как нелинейной диссипативной системы обуславливает наличие условной устойчивости в положении далеком от равновесного состояния в термодинамическом смысле. В таких сложных системах как вселенная стремление к термодинамическому равновесию привело к образованию материальных структур как к наиболее вероятному состоянию, а дальнейшее их усложнение есть результат их растущей неравновесности, поскольку мир рождает диссимметрия взаимодействующих элементов, как писал Пьер Кюри.

Это приводит к возникновению пространственно-временных волн поляризации хаоса и порядка, когда порядок концентрируется в одном месте пространства вселенной, то энтропия остальной части остается высокой, что продлевает жизнь вселенной и обуславливает продолжение самоорганизации, для которой необходимо наличие как можно большего количества свободных элементов и высокой энтропии. Концентрация порядка приводит к увеличению сложности и уменьшению связности элементов системы. Таким образом, всякая система, образуясь, обладает новыми качествами неприсущими ее элементам в отдельности, а это в свою очередь усложняет мир.

Например, после возникновения высокоорганизованной живой материи, а потом и человека во вселенной, возникли качественно новые процессы. Окружающие человека внешние факторы порождающие мысль, заставляют его осуществлять направленный поиск путей усложнения структур путем избирательного подхода к материи и энергии, что бы оставаться в состоянии далеком от равновесного, что, в общем, то и отличает живую материю от неживой. В результате абсорбция порядка во вселенной существенно ускорилась.
Комментарии: 1 | Написать комментарий
08.05.2012 16:35
Так ли уж трехмерно пространство, в котором мы живем.
В 1973 г. в журнале «Успехи математических наук» была опубликована небольшая заметка известного советского математика П.К.Рашевского «О догмате натурального ряда» где автор указывает на необходимость «реформы числового ряда» с позиции представлений о «размытости», «нечеткости» математических объектов в составе больших множеств.
Рашевский замечает, что современные проблемы физики требуют новой математической философии. Автор предполагает, что отказ от существующей идеализации процессов реального счета позволит по новому взглянуть или даже снять проблемы, затрагиваемые в теореме Гёделя о неполноте.

"Знаменитые отрицательные результаты Гёделя 30-х годов в своем фундаменте исходят из убеждения: сколько бы ни продолжать построение метаматематических формул для данной (полностью формализованной) математической теории, принципы пересчета и упорядочения формул остаются обычными, т.е. подчиненными схеме натурального ряда. Разумеется, это убеждение даже не оговаривалось, — настолько оно считалось очевидным.
Между тем построение метаматематических формул — это реальный физический процесс, производимый человеком или, как стало возможно в победное время, машиной.
Если мы откажемся от догмата, что натуральный ряд идеально приспособлен для описания любых сколь угодно больших материальных совокупностей, то становятся сомнительными и результаты Гёделя; точнее, их придется рассматривать, возможно, как утверждения, относящиеся не к реальному развитию данной формализованной математической теории, а к условному, идеализированному ее развитию, когда при пересчете формул, сколь много бы их ни было, и при описании их структуры, сколь громоздка ни была бы она, мы считаем законным применять схему натурального ряда. На это дополнительное условие, в сущности, и опирается тонкая игра Гёделя с двойным, математическим и метаматематическим, толкованием некоторых сконструированных им соотношений. Не успокаивает и финитность конструкций Гёделя: при полной расшифровке сокращений (что в данном контексте является принципиальным) ею конструкции становятся чрезвычайно сложными, явно не выписываются, и сомнения, высказанные раньше насчет поведения "очень больших" совокупно стен, напрашиваются и здесь."

Теорема Гёделя о неполноте говорит о невозможности создания аксиоматического пространства сложностью выше некоторой, в котором бы не были возможны утверждения, которые нельзя доказать или опровергнуть в рамках выбранной системы аксиом. С другой стороны эту теорему можно понимать как вывод о необходимости ограничений на пространство утверждений в любой достаточно сложной аксиоматике. Мне не понятно - как используя размытые множества можно устранить противоречивость любых аксиоматических систем и сделать расширение аксиоматического аппарата бесполезным не прекращая развитие научной мысли.

“…наше представление о натуральном ряде похоже на зрительное восприятие панорамы, скажем, панорамы какого-либо исторического сражения. На первом плане на реальной земле расположены реальные предметы: разбитые пушки, расщепленные деревья и т.п.; затем все это незаметно переходит в раскрашенный холст с точным расчетом на обман даже очень внимательного глаза
В рамках математической теории подобная идеализация процесса счета, разумеется, вполне законна. Но ввиду единственности теории эта точка зрения автоматически навязывается и физике; однако здесь вопрос поворачивается по-другому. На самом деле, пусть мы хотим узнать, сколько молекул газа заключено в данном сосуде. Должны ли мы искать ответ в виде совершенно точно определенного целого числа? Оставим в стороне вопрос о ненужности такой "точности'' для физики, не будем останавливаться и на фактической трудности задачи. Гораздо более важной для нас является ее принципиальная неосуществимость: молекулы газа взаимодействуют со стенками сосуда, испытывают различные превращения и т.п., а потому наша задача просто не имеет определенного смысла. Физик вполне удовлетворяется — в этом и в аналогичных случаях — достаточно хорошим приближенным ответом. Из этого примитивного примера можно усмотреть некоторый намек. А именно, можно думать, что математик предлагает физику не совсем то самое, что тому нужно.
Духу физики более соответствовала бы математическая теория целого числа, в которой числа, когда они становятся очень большими, приобретали бы в каком-то смысле "размытый вид", а не являлись строго определенными членами натурального ряда, как мы это себе представляем. Существующая теория, так сказать, переуточнена: добавление единицы меняет число — а что меняет для физика добавление одной молекулы в сосуд с газом? Если мы согласимся принять эти соображения хотя бы за отдаленный намек на возможность математической теории нового типа, то в ней прежде всего пришлось бы отказаться от идеи, что любой член натурального ряда получается последовательным насчитыванием единиц — идеи, которая буквально, конечно, не формулируется в существующей теории, но косвенно провоцируется принципом математической индукции. Вероятно, для "очень больших" чисел присчитывание единицы вообще не должно их менять (возражение, что присчитывая единицы, можно "присчитать" и любое число, не котируется в силу только что сказанного выше).”

Мне близки эти мысли Рашевского о бессмысленности точного подсчета количества молекул в кипящей кастрюле. Я не однократно задумывался об этом, когда смотрел на далеко идущего человека и понимая, что для меня совершенно не важно - приближается он или удаляется. Виденье этой части мира с далеко идущим человеком ни как не меняется для меня при любом направлении его движения, но я, чувствуя в этом смысл, ни как не мог сформулировать его. Статья Рашевского позволила мне понять самого себя.

Принципы, о которых говорит Рашевский, прослеживается и на другом примитивном примере - для детей разница в возрасте 5 лет это настолько большая величина, что им не интересно играть друг с другом, а для стариков 5 лет практически незаметна и люди рассуждая о жизни, чувствуют себя на равных.

Видимо с ростом числа играет роль относительность добавки, что эквивалентно еще одному измерению пространства. Это измерение ортогонально к трем общепринятым измерениям и справедливости ради должно быть учтено.
Комментарии: 1 | Написать комментарий
05.05.2012 10:56
Мысли о жизни
Фрактальная модель мира с наложением на нее принципа симметрии и диссимметрии Пьера Кюри дает нам направление поиска ответов на любой вопрос, а теория колебаний, синергетика Хакена, теория диссипативных структур Пригожина указывает нам на единственно правильный вывод.

Жаль только, что все это слишком непросто для рядового человека, который тысячи лет назад отказался от познания мира с помощью красоты, ради ощущения которой стоит стремиться к личностной безупречности чистоте мыслей и суждений. Но человеку это показалось слишком сложным и общество "под хохот богов" пошло в изучении мира по пути анализа причинно-следственных связей между явлениями.

В результате родилась логика, а за ней и политика, которые гипертрофированно распространилась на все сферы нашей жизни. Теперь мы столкнулись с естественными ограничениями и языковых принципов обмена информацией так необходимых для избранного пути (трактат Витгенштейна) и ограничениями самой логики (теорема о неполноте Гёделя). Тогда как способ познания мира при помощи красоты предполагает лишь обмен энергией, а информация получается в системе исходя из общих принципов мироздания в результате саморазвития и структурирования системы. Близкие мысли как то были высказаны Эйнштейном, что ни чего не надо запоминать. Все можно посмотреть в справочнике или вывести самому. Если не надо запоминать, то не надо и передавать. А справочник заменяет нам опыты наблюдения за природой вещей.

Наш разум спит, рождая чудовищ в виде погони за бесполезным нематериальным избытком благ и убеганием от реального счастья...


Попытаюсь донести мысль о нематериальности избытка благ для его хозяина и материальности недостатка благ.
Поскольку материально лишь то, что дано нам в ощущение, то избыток никогда не сможет быть ощутим нами, а значит, он нематериален для нас. Другое дело недостаток благ! Его мы чувствуем очень отчетливо. Таким образом создавать избыток в одной точке пространства за счет создания недостатков в других местах бесполезно и аморально.
Тем не менее, человек устроен как пчела - попав в струю, он пожизненно уходит в рабство к своему капиталу.



Красота мира.

Жизнь действительно очень коротка и ее конец непредсказуем.
Стремление к совершенству вечно. Но динамика развития сознания за последние 600 - 300 лет, увы, не демонстрирует этого. Люди, развращенные эгоизмом продолжают деградировать.
Применение логики при анализе усложняющихся систем все более неэффективно. И в этом процессе обилие парадоксов заставляет настолько упрощать исследуемые модели, что они перестают оправдывать свое предназначение.
В этой связи можно предположить, что мы стоим на пороге качественно нового подхода в освоении мира - мы возвращаемся к тому, от чего ушли - к пониманию мира через красоту. Поскольку только истина может быть красива. Человеку снова придется стремиться к собственной безупречности. И это стремление будет все больше завоевывать умы людей. Как спортсмену, что бы взять новую высоту надо войти в определенное состояние так и человечество старается сосредоточиться.
Все в мире можно рассматривать как системы. И когда мы изучаем, какую либо систему то результат зависти от нашего умения преломлять свой взгляд с учетом фазового пространства изучаемой системы. Но ощущение красоты как признак понимания истины об устройстве мира способны получать лишь безупречные люди. Безупречность включает в себя понятие не только наличие знаний, но и чистоту помыслов. Только тот, кто освободит свои мысли от эгоизма и агрессии сможет познать истину, поскольку не будет отягощен предрассудками.
Таким образом, ощущение красоты, заложенное природой в человеке, и есть признак нахождения истины. Критерием оценки истины может быть как всегда – практическое ее подтверждение.
Только человек, ежедневно работающий над своей безупречностью, а не индульгирующий над своим состоянием, может иметь гармоничное понимание истины. Ему не надо сливать реальность в модель, что бы упростить ее, вычленяя нужные подсистемы и найти удобоваримое решение. Безупречный человек подсоединяется к реальности, создавая с ней одно целое - действует как аналоговая вычислительная машина – истина всплывает на поверхность как единственно возможное решение.
Таким образом, различные представления о правильном, есть следствие недостаточной безупречности исследователя, которое конечно включает в себя влияние не всегда полезного жизненного опыта.

Если углубится в проблему, то можно прийти к интересным выводам.

Дело в том, что исследуемая система, ее окружение и исследователь всегда создают общую систему. Это заставляет задуматься о том, как часто мы видим реальность такой, как мы хотим ее видеть. Но желание лишь возбуждает романтические искажения.
Всякий анализ систем тем полезнее, чем больше количество вопросов он позволяет разрешить. Простая система, фазовое пространство которой не выше 2 го порядка позволяет провести исчерпывающий анализ на основе причинно-следственных связей. Но системы с фазовым пространством от третьего порядка и выше при некоторых условиях демонстрируют поведение детерминистского хаоса. Такие системы в точках бифуркации, строго говоря, не подлежат анализу с помощью существующего научного подхода.

И вообще надо заметить, что научные методы применимы лишь на участках эволюции систем, где прошлое однозначно определяет будущее. В точках бифуркации (революции) они не применимы в принципе, поскольку там нет причинно-следственной связи между явлениями, без которых наука бессильна. Фазовый портрет систем способных проходить в своем развитии через точки бифуркации и демонстрирующие самоорганизацию представляет собой странный аттрактор.
Для начала необходимо заметить, что для того, что бы любая система допускала поведение свойственное системам со странным аттрактором, нужен ряд условий.

Эти условия делятся на два класса:

1. Класс условий состояния системы.
Система должна иметь размерность фазового пространства не ниже третьего порядка. В то же время она должна быть динамической, открытой, диссипативной и далекой от равновесного состояния.

2. Класс условий зависимый от наблюдателя. т.е. от нас . Интересующее нас фазовое пространство системы должно быть искажено так, что в нем параметры системы позволяют рассматривать ее как систему со странным аттрактором.
А поскольку наблюдатель в данном случае при рассмотрении социальных систем находится в системе, а не выведен за пределы системы отсчета, то эта система для того что бы микровоздействие привело к положительным макропоследствиям, должна обладать еще одним специфическим качеством – самовозбуждением порядка. Но даже наличие этого качества не гарантирует системе положительных исходов бифуркации.
Из точки бифуркации, в которую систему надо еще привести, возможны два типа сценариев :

- Структуризация с поглощением энергии, при котором уровень энтропии в системе падет, а система становится более сложной и живучей. Этот исход весьма неоднозначен. Во-первых, не всегда понижение энтропии и повышения неравновесности в системе приводит к повышению ее эффективности. Поэтому полезность структуризации можно оценить только в купе с той частью мира, которая имеет спектр интересующих нас взаимодействий с системой. Таким образом, объект анализа должен быть расширен. И только после анализа состояния расширенной системы на предмет увеличения неравновесности и симбиотичности можно сделать вывод об эффективности структурирования.
В противном случае если неравновесность расширенной системы не увеличилась, то энергия была потрачена на структуризацию бесполезных нам процессов которые так же можно обнаружить, проанализировав их неравновесность. Можно выдвинуть гипотезу о повышении уровня симбиотичности между системой и окружающей средой как признак эффективности структуризации.

- Деструктуризация или развал существующей структуры на свободные элементы без образования новой структуры с выделением энергии. При этом система если и остается то становится примитивнее, а уровень энтропии в ней возрастает. Интересно, что потеря энергии после прохождения точки бифуркации всегда указывает на понижение неравновесности, а значит ухудшения качеств системы.

Таким образом, исход любой бифуркации даже при равной вероятности исходов с повышением и понижением энтропии потеря достигнутых качеств системы и энергии имеет большую вероятность, нежели их приобретение. Вместо энергии могут быть любые другие полезные вещи – инвестиции, активы, вещество возможности и прочее в зависимости от физического смысла системы.
Поскольку целью любого исследования в общем случае должно быть суждение о том стоит ли вводить систему в точку бифуркации или нет, то надо иметь ввиду, что критерий вероятности уменьшения энтропии после бифуркации, по сути, вообще не может быть основанием для ее проведения или не проведения.
Комментарии: 1 | Написать комментарий
на 20 записей назад на 20 записей вперед
Архив | Дневники | Новости | Календарь
Вести дневник и оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Логин:
Пароль:
Зарегистрироваться
Последние сообщения
Основные положения
Правила
Всего дневников: 764

Пользователей
в системе: 3386

Всего записей
и комментариев: 59465

Записей и комментариев
за последние 24 часа: 0
 ПОИСК ПОСТОВ
  по автору:
  по тексту:
 АКТИВНЫЕ ДНЕВНИКИ
 Все дневники  
e-mail: admin@arxiv.su       О проекте       RSS       Дизайны
©2009-2017 Архив. Все права защищены
Designed by tanyu6ka