Главная / Дневники / Иванников Михаил
16.12.2017 19:43
Дневник
Обо мне
Мои друзья пишут
Избранное
Календарь
psina (Иванников Михаил)
22.02.2013 14:43
НАУКА И РЕЛИГИЯ
Французский математик Лазар Карно (1753-1823) сказал: "Наука подобна величественной реке, по течению которой легко следовать после того, как она приобретает известную правильность, но если хотят проследить реку до ее истока, то его нигде не находят, потому что его нигде нет, в известном смысле источник рассеян по всей поверхности Земли"...
Написать комментарий
09.06.2012 17:17
Сказка о научной методологии и комментарии
Однажды, в Тридевятом государстве один добрый человек вдруг осознал, что основой доказательств может быть только эксперимент, а всё остальное - личное мнение. Перспектива этой идеи казалась ему очевидной - она позволит объединять все исследования в едином доказательном поле, создав общую систему верификации. Поэтому добрый человек развил идею, назвал "научной методологией", стал всячески продвигать и умер.
Но у него нашлись последователи и учение не сгинуло, а стало ещё больше усиливать свои позиции в обществе. Однако, так как не весь народ вокруг был одинаково сознательным, суть научного метода познания и возможная выгода от его всеобщего применения не каждому была понятна. В народе процветали предрассудки.
Первым апостолам научной методологии путь к всеобщему свету верификации виделся только один - это дальнейшая пропаганда научного знания и разумного скептицизма, чтобы каждый мог самостоятельно отделять факты от вымысла и обмана.
Но в этом возникла объективная трудность - все знания не узнаешь и так или иначе приходиться верить на слово. А там, где приходится верить, там и ненаучные домыслы обязательно пролезут. Ведь как ни старайся, а без знаний и от научной методологии мало толку. Зная только одну точку зрения, объективной картины не составишь, будь ты хоть трижды скептик. К тому же, если тебе и с предрассудками неплохо живётся.
Поняли тогда апологеты науки - нужно так сделать, чтобы в самой глубине своей человек стремился к объективности и остерегался не соответствующие реальности идеи за истину выдавать. Но как этого добиться?
Стали ещё активней пропагандировать науку, а предрассудки стали ругать плохими словами. От этого, как и ожидалось, знания плодились и множились. Но в той же пропорции увеличивалось и незнание, плюс ещё агрессия несознательных элементов, отрицающих насилие над их мозгом и плевки на обычаи дедов. В общем, пропаганда помогала плохо, предрассудки менялись, но не исчезали...

Долго бы так сказке сказываться, но случилось чудо. Вернее, на умы снизошло открытие. Сверхстимул! Вот решение! И научная методология была объявлена святой. А умерший первооткрыватель её задним числом сделался новым мессией и оброс легендами.
Как из этих легенд выяснилось, на самом деле бог изначально именно научную методологию завещал людям для всеобщего счастия. Очевидно же, что путь человечества - это путь накопления знаний и глупо это отрицать. А все ненаучные догмы, типа креационизма или плоской земли, которая на китах и черепахах держится, - это люди сами себе накрутили, сами себя запутали. Вначале предположили по незнанию, а потом привыкли как-то. Но теперь новый посланец божий всё правильно разъяснил.
По новым правилам, догмы запрещены вообще, а тому, кто не обосновывает свои слова, выдавая личное мнение за доказанный факт, или хоть даже желания такие греховные имеет - тому гореть в аду навеки, а кто наоборот - обосновывает (и чтоб без лишней риторики!), тому рай и общественное приятие.
Бог и все основные религиозные атрибуты теперь стали аксиомы, обычаи или мифы, а не догмы. Обычаи объективности не помеха - это часть культуры, выделяющей нацию среди других народов, и никто их в здравом уме предрассудками не обзовёт и опровергать не станет. Мифы тоже - в них ищут мораль, а не научные теории. А аксиомы хоть и принимаются без доказательств, но, если хочешь, доказывай, пожалуйста, или опровергай, это ведь не догмы - догмы-то теперь запрещены.
Теперь в тридевятом государстве всё может и всё должно подвергаться сомнению и экспериментальной проверке по возможности. Только делать это надо в соответствии с научной методологией, а не просто утверждая, например, что загробной жизни нет, потому что не может быть. Прямую, не пересекающую другую прямую, ведь раньше тоже можно было только одну провести, но расширив это недоказуемое утверждение, наука смогла полнее описать реальность.
В общем, больше никаких догм и никаких предрассудков, просто самые общие границы всех научных теорий - это божественный замысел, а ад и рай - аксиомы, в которых каждый имеет право сомневаться. Теперь, по новым правилам, познавая мир, человек всё больше приближается к познанию божественного замысла. И тем не менее, никогда не познает его полностью, так как абсолютное знание невозможно - и это не догма, и даже не аксиома, а логический вывод. Таким образом, тайна мироздания вечна, как и путь человечества к богу, как и сама сущность бога.
В итоге, кому раньше в Тридевятом государстве религия почему-то мешала познавать, теперь ничего не мешает - все спокойно познают, и те, кто считает, что бог есть, и те, кто считает, что бога нет. А атеизм стал научной гипотезой, не хуже и не лучше любых других.
Познание теперь приветствуется всеми слоями общества, наука в почёте, а с предрассудками борятся всем миром. Вымыслы за факты выдают теперь только мошенники, заблуждающиеся и сумасшедшие всех мастей. Первых - судят, вторых - учат, третьих - жалеют (или лечат, если уж совсем далеко зашло).
В новом обществе, где просвещение поставлено во главу угла, паству, которую легко объегорить или убедить фанатскими воплями, найти всё сложнее. Сегодня молятся за процветание науки, согласно новым установкам, а религия отныне науке не помеха, а помощь.
С тех самых пор социум в Тридевятом государстве стал един в своих устремлениях, зажил счастливо и процветает в согласии и благости и доныне. В каждом интституте по церкви, Эйнштейн - святой, а ТО - заповедь в границах применимости. Верующие верят, неверующие не верят, и все вместе ждут новый Айпад.

Тут бы и сказке конец, но рядом с Тридевятым было ещё Тридесятое государство. Во всём они были похожи, и социум у них так же страдал от предрассудков. Некоторым в Тридесятом государстве тоже казалось, что очень плохо они познают. Этого не хотелось. Но мессии им не досталось, а выдумать как-то не случилось. Горевали они, горевали...
Но присмотревшись, выяснилось, что проблемы их не то чтоб очень реальны, на самом деле. Попы, оказывается, и так не прочь молиться за науку и успеваемость в школах. Что новый Айпад религиозный народ желает не меньше атеистов, даже не отрицая электронов. Креационизм, которого так боялись непримиримые проповедники атеизма, обнаружился сильно эфемерным, а потом и вовсе незаметно растворился где-то... В общем, Тридесятое государство не отставало от Тридевятого. Как так? Вот так.
Здесь сказка кончается и начинаются Комментарии.

Абсурд?
Как, даже в сказке, можно представить, что религия может быть заодно с наукой, если всем известно, что религия тормоз науки? Тем не менее, "известность" - не доказательство и то, что "всем известно" часто оказывается распространённым заблуждением. То, что религия препятствует познанию, именно такое заблуждение, предрассудок, не соответствующий действительности.
Прежде других аргументов, надо заметить, что относительная ситуация с предрассудками в обществе всегда более или менеее одинакова на любом этапе истории. Реальность, опровергая старые предрассудки, в то же время и с тем же успехом создаёт почву для новых.
Так как невозможно разбираться во всех областях познания одинаково хорошо, то количество искажённого знания всегда пропорционально количеству уже известного. Соответственно, в преломлении разных индивидуальностей, искажённое знание будет иметь статус по шкале от предположения до "факта" - то есть предрассудка.
Однако, как будет показано ниже, не все религиозные представления являются предрассудками, следовательно, можно предположить, что и сама религия в целом не является предрассудком. Или, другими словами, что искажение реальности не есть суть или задача религии. Из чего можно сделать вывод, что религия, во-первых, не ограничивает познание, следовательно, не создаёт предпосылок для неадекватного реальности поведения, во-вторых, не склоняет человека к "безусловной" или "фанатичной" вере во что-либо или кому-либо, так как это приведёт к неадекватному поведению.
Рассмотрим аргументы к этим выводам.

1.
Любой человек основывает свои поступки на анализе и учёте всех значимых, по его мнению, данных. Почва для заблуждений, следовательно, незнание этих данных или не понимание их важности, что практически равнозначно. Любой человек также стремится и к познанию - в значимой для себя области, так как периодичность физиологических процессов и привыкание к одним и тем же раздражителям, какими бы они ни были, заставляет вести более или менее активный образ жизни и исследовать новые возможности в направлении собственных физиологических и личностных интересов. Кто-то живёт в собственном мире с трудом находя общий язык с реальностью, кто-то до мозга костей практичен, не принимая ничего философского. Тем не менее и те, и другие используют одинаковые принципы построения выводов. Таким образом, объективность, скептицизм и любопытство не прерогатива некой искусственной научности, присущей отдельным личностям, а естественные принципы поведения каждого человека, основа которых - информированность, знания и врождённые качества.
Нет никаких оснований предполагать, что какие-либо идеи, в том числе и религиозные, способны изменить физиологию мышления, каким-то образом отменив означенные выше принципы. Поэтому можно утверждать, что религиозность есть следствие обычного накопления опыта, обусловленного как внешними (всё окружающее), так и внутренними факторами (врождённые задатки). Другими словами, получение рилигиозного опыта ничем принципиально не отличается от любого другого обучения - например, математике или игре на фортепиано - и включает в себя мнения окружающих, собственные выводы и личностные предпочтения.
Предположения, что религии являются причиной некой "фанатичной веры", которая подразумевает некритичное отношение к религиозным канонам, придании им некой "предельной" безотносительной значимости, не имеет ни научного подтверждения, ни достаточных логических оснований. Например, если посмотреть на процесс получения знаний более внимательно, то можно заметить, что абсолютно все наши представления о реальности основаны на вере статистике собственных наблюдений в сочетании с верой мнению окружающих, а не на неком "понимании" изначальных причин и следствий происходящего. Что, тем не менее, само по себе не делает человека "фанатично верящим" во что бы то ни было, включая самые проверенные положения наблюдаемой реальности.
(Некоторые физиологические аргументы к этим выводам отдельно изложены в "Дополнительно".)

Однако, можно предположить, что представления, образующие религиозную идею, могут быть настолько своеобразными, что каким-то образом всё-таки создадут у её последователей предпосылки для неадекватного реальности поведения. Другими словами, что в основании религиозных идей лежит искажённое представление о реальности, вследствии чего поведение верующих не соответствует окружающей обстановке, нанося вред им самим и обществу в целом.
Учитывая, что религии сопровождают человечество с начала его истории, эволюционируя вместе с ним, сложно представить их принципиальную деструктивность. Будь так, верующие просто не выжили бы в условиях естественного отбора. Если бы религии создавали предпосылки для несоответствующего реальности поведения, некритичного восприятия действительности, то они исчезали бы, не успев возникнуть.
Но мы видим противоположное - ни одна культура не обошлась и до сих пор не обходится без религий, причём в прошлом верующим был практически каждый. Нетрудно также убедиться, что уровень религиозности и "вид" религий в разных странах никак не коррелирует с их экономическим развитием, уровнем жизни и образования, и влиянием в мире. Также не существует и статистики, подтверждающей связь религиозности и душевного нездоровья. Всё это заставляет сделать вывод об ошибочности мнения о прямой зависимости между религией и познанием или религией и психическим нездоровьем. Следовательно, нет никаких объективных оснований предполагать принципиальную вредоносность религий.

В свою очередь, настоящая "фанатичность" - маниакальный синдром - есть психическое отклонение, которое никак напрямую не связано с религией, хотя и может возникать на религиозной почве - впрочем, также как и на атеистической или математической.[5]
Очевидно, что "точка приложения" неадекватности лежит в реалиях существующего общества, поэтому, чем более популярна в обществе какая-либо идея, тем более психическое нездоровье будет проявляться в её плоскости. Что объясняет бытующий среди убеждённых атеистов предрассудок о значительном проценте людей с неадекватным поведением среди верующих. Как уже было сказано выше, такой зависимости не выявлено. Не религия делает людей неадекватными, а доступность и масштабность религиозной идеи приводит к ней в том числе и психически неуравновешенных людей.

2.
Тем не менее, как может показаться, существует противоречие между реальностью и религиозными представлениями. Следовательно, можно предположить, что религиозный человек всё-таки более склонен к неадекватным поступкам и нерасположен к научному знанию, которое всё основано на соответствии реальности. Однако, как представляется, это противоречие только внешнее. Для аргументации этого утверждения следует подробнее рассмотреть суть религий.

В представлении о всём сущем можно выделить две равноправные концепции - имеет смысл и не имеет смысла, которые в разной степени сочетаются в мышлении каждого человека. Одна из них может соответствовать реальности, но ни одна не может быть когда-либо верифицирована. Развитием первой концепции являются различные религии. Второй - атеизм. Научная концепция состоит в описании наблюдаемой реальности.
То есть истоком религий являются попытки объяснения смысла существования окружающего и человека. Эта задача не имеет отношения к науке до тех пор, пока описание реальности не потребует введения чьей-то воли, определяющей смысл. В древности эта воля виделась практически во всём, так как проблемы и задачи собственного существования проецировались на всё окружающее. Вследствии чего вся природа имела смысл живой, а в дальнейшем, и созданной таким же живым, но более могущественным существом. В результате, наука и религия были единым полем деятельности, где исследования природы носили характер толкования воли этого существа.
Однако статистика исследований показала, что толкование законов природы не даёт никаких преимуществ перед их простым описанием. В результате, наука постепенно стала выделяться в самостоятельную область человеческой деятельности, свободную от толкований. Тем не менее, никакое возможное знание не может отменить принципиальную возможность наличия у реальности смысла. Поэтому представления о прямой зависимости между количеством знания и популярностью атеизма выглядят неоправданно.
Из приведённых рассуждений очевидно, что точность описания реальности в религиозных постулатах не имеет принципиальной важности, так как абсолютно любая реальность может быть истолкована как проявление божественной воли. Следовательно, столкновения науки и религии носят непринципиальный характер естественной инертности мышления, когда новые знания сменяют старые устоявшиеся парадигмы. Столкновения точно такого же характера происходят во всех областях деятельности человека и никак не связаны с религиями.

В свою очередь, для религиозного учения важно, чтобы смысл существования человека, утверждаемый в нём, сопадал с потребностями и ценностями социума. Иначе учение исчезнет - либо само по себе, не найдя достаточной поддержки, либо вместе с социумом, создав предпосылки для его регресса. Религиозное учение также не может быть основано на какой-либо идеологии, так как идеологическая конкретика ограничит его ценность как всеобщей вневременной парадигмы бытия.
Таким образом, в ходе естественного отбора, выживут и станут популярными религиями только те учения, которые будут объяснять смысл существования человека на основе общечеловеческих нравственных ценностей, так как эти ценности разделяемы большинством людей во всех культурах. Популяризируя общие для всех нормы поведения, и склоняя к их соблюдению как выполнению воли высшего существа, религия, тем самым, мотивирует человека к просоциальному поведению.
Религия также выполняет для человека и психотерапевтическую роль, которая насколько проста, настолько и эффективна. Понимание глобальности собственного существования помогает проще относится к "локальным" жизненным проблемам, сохранять хладнокровие в сложных ситуациях.[4] Также, согласно религиозной идее, никогда не поздно начать жить по нравственным нормам, искупив грехи искренним и деятельным раскаянием. Степень искренности которого видна богу. В результате, даже у человека не имеющего социальных или жизненных перспектив, сохраняется мотив для стремления к жизни и соблюдении при этом человеческих норм поведения.
Также понятно, что ограничение на познание не может быть положением развитой религиозной доктрины. Здесь будет к месту упомянуть роль церкви в просвещении - первые школы и университеты были при монастырях. Впрочем, о взаимоотношениях религии и науки написано в начале главы.

Чем более популярна религия, тем органичней в ней сочетаются особенности данной культуры с одной стороны и общеразделяемые цености с другой. Поэтому ценности религиозного и не религиозного человека не имеют принципиальных отличий, различаясь только в акцентах, согласно культурным особенностям разных наций.[3] Что подтверждает отсутствие прямой корреляции между религиозностью и моральными качествами.[1]

Возвращаясь к началу главы. Из приведённых выше аргументов понятно, что в религиозном мировоззрении не происходит подмены реальности вымыслом, что может привести к неадекватному реальным обстоятельствам поведению. Религия не склоняет человека чувствовать себя богом, но в то же время человек может представить отношение бога к себе. Точно так же можно представить отношение к себе конкретной личности или вообразить себя "со стороны" не являясь верующим.
Религия придаёт жизни человека глобальный смысл, но, в то же время, этот смысл совпадает со смыслом совести не религиозного человека, который может быть не менее глобален - как, например, возникшие не так давно в истории, и пришедшие на смену некоторым религиозным постулатам, светские идеи гуманизма и социальной справедливости.

3.
Религиозность также предполагает исполнение определённых обрядов, что, можно предположить, отличает жизнь религиозного человека от нерелигиозного. Однако и это отличие нельзя назвать качественным.
У любого человека есть предпочтения в поведении - которые можно назвать обрядами, обычаями, увлечениями - так или иначе регламентирующие его жизнь, от выполнения которых зависит его психологический комфорт. Религиозные обряды не выходят за рамки этого представления. Например, даже такие психотерапевтические механизмы как исповедь, катарсис или медитация не являются чисто религиозными.
У любого человека есть ценности, оскорбление которых может серьёзно задеть. Как показано выше, ценности религиозного и не религиозного человека не имеют принципиальных отличий. Также, религиозность не имеет отношения к адекватности поведения. Следовательно, религиозный человек не является принципиально более агрессивным или менее толерантным, чем не религиозный. Этот вывод подтверждают научные исследования связи религии и терроризма.[2]

4.
Религия является отражением мировоззрения определённой части общества, в целом, придерживающейся концепции осмысленности мироздания. В то же время, религия зависит и от всего общества - в той же мере в какой одна часть общества зависит от другой его части. Таким образом, религиозно мотивированные процессы - это процессы так или иначе инициированные всем обществом, поддерживаемые им в необходимой степени.
Совесть, а следовательно и религии, имеет эволюционным началом нормы и правила совместного существования, распространяющиеся прежде всего на "свой" социум. Поэтому точно также как человек может интерпретировать свою совесть в зависимости от ситуации, точно так же и религия может быть интерпретирована в зависимости от потребностей социума. В то же время как совесть не может быть идеологией, так и религия таковой не является. Что также не позволяет сделать вывод о некой принципиальной регрессивной функции религий в обществе, основанной на ошибочности идеалов, целей или методик, определяющих идеологическую концепцию.
Как пример интерпретаций религиозного учения, в зависимости от потребностей общества, стоит упомянуть: крестовые войны и миссионерскую мотивацию для развития европейской цивилизации, святую инквизицию для сохранения единства общества через единство церкви[6], движение против апартеида в США или нынешнюю роль ислама в борьбе против "европеизации" арабской культуры.

5.
В целом, накопление народами знаний приводит к усложнению технологий и как следствие разделению труда и дифференциации общественных институтов. Которые всё больше выделяются в самостоятельные направления - науку, здравоохранение, образование, судебную, законодательную власть и т. д.. Таким образом просоциальные ценности начинают всё больше транслироваться через светские институты, выдавливая религию за грань повседневного существования. В результате, в большинстве современных культур церковь выступает как общественная организация.

6.
История возникновения религий достаточно хорошо изучена.[7] Религиозное учение объединяет людей разных социальных групп и слоёв через единый для всех смысл сущестования. Основной сутью которого являются соблюдение определённых норм поведения, "завещанных богом". Фактически эти нормы - формализованная совесть, положения "правильного" образа жизни, возникшее в данной культуре. Нетрудно подметить как чётко особенности разных культур отражаются в религиях.[3]
В отличии от науки, религия отвечает на вопрос "зачем" существует человек. Что сложно сделать совершенно никак не ответив на вопрос как устроен мир и откуда он взялся. Из чего понятно, что научные "как" и "откуда" в религии есть второстепенные, не принципиальные вопросы, имеющее смысл как-то "раскрасить" религиозную концепцию. Что также хорошо заметно в сравнении мифологий разных религий.
Действительно, создал ли бог человека из обезьяны, подменив собой случайные мутации, или слепил из глины - для сути религии не важно. Под влиянием научных открытий ушли в прошлое представления о плоской Земле, Земле как центре Вселенной и многие другие. Точно также прогресс отправит в прошлое и креационизм, и другие религиозные "знания", противоречащие реальности.
Однако основной "скелет" религий составляют абстракции такие как - бог, загробня жизнь, душа, которые принципиально не могут быть опровергнуты. Что следует из принципиальной невозможности "абсолютного" знания - абсолютно точного знания абсолютно всего прошлого и всего будущего. Поэтому, стоит предположить, разнообразные мнения о смысле сущего будут жить сколько существует разум.
По этим причинам религия не может препятствовать познанию - так как в своей приниципиальной сути не содержит научно опровергаемых положений. А упомянутые выше, "второстепенные" представления типа креационизма - именно которые можно с полным основанием назвать предрассудками, то есть искажённым знанием - преходящи. Являя собой устоявшиеся представления о реальности прошлых времён, они, вступая в противоречие с современным научным знанием, изменяются или исчезают, эволюционируя вместе с обществом, и никак не меняя сути религии.
Но этот процесс не может быть быстрым хотя бы потому, что чем меньше научная теория касается непосредственной жизни человека, непосредственно наблюдаемой логики событий, тем меньше стимул к её изучению, тем больше возможностей для различных интерпретаций, спекуляций и предрассудков вокруг неё.
Также надо учитывать, что религиозные представления формировались тысячелетиями, образуя целостную философскую доктрину, и естественно, что внесение в неё изменений не может быть быстрым процессом. Сама религиозная функция определения "вечных" ценностей предполагает максимальную консервативность взглядов.

7.
Один из распространённых аргументов противников религии - что религия есть намеренный обман людей служителями культа с целью обогащения или в борьбе за власть. Понятно, что строго доказать нереальность бога невозможно, чем, по мнению некоторых атеистов, и пользуется церковь, существуя за счёт верующих. Во-первых, институт церкви неотделим от религии и противопоставлять её "честным верующим", как некоего паразита, нелепо. Почему? В ответе на этот вопрос, собственно, кроется "во-вторых".
К какой сущности мы можем причислить понятие государства и даже, в какой-то степени, национальности? Эти абстракции нереальны в той же мере, что и религиозные. Государство как концепцию, основанную на территориальном признаке, также можно представить как паразита на изначально свободных личностях, но вряд ли в таком ракурсе эта идея достойна серьёзного внимания.
Тем не менее, любая власть, в отсутствии противовесов в виде конкурентных принципов демократии, стремится к диктатуре в том или ином виде. Церковь, как определённая властная структура, не исключение. Противовес церковному влиянию - те же демократические принципы. Выборность власти, свобода слова, свобода совести - ничего более разумного общество пока не придумало.

Смыслополагающая просоциальная функция религии в обществе признаётся большинством учёных.[7] Эти функции в определённой степени также присущи и государству. Государство как политическая и бюрократическая система, так и религия и церковные институты, регламентируют и формализуют жизнь человека, придавая ей определённый смысл, обуславливая её определёнными внешними и внутренними стимулами, склоняя к определённой модели поведения.
Разница в том, что государство - это прежде всего общность людей по территориальному признаку, а религия - по мировоззренческому. Но нетрудно заметить, что в отсутствии какой-либо имущественной заинтересованности и территориальный признак становится в основном мировоззренческим. Исходя из чего, можно предположить, что в будущем нынешний "атеистический" космополитизм эволюционирует в космополитизм "антигосударственный". Концепция государства в будущем может стать такой же спорной идеей как сейчас религия и её каноны.

8.
Вернёмся к сказке. Из приведённых выше аргументов понятно почему ход прогресса - накопление знаниий из поколения в поколение - в Тридевятом и Тридесятом государствах не может сколько-нибудь существенно отличаться.
Любой человек по своей природе стремится к объективности, поэтому её дополнительная пропаганда принципиально ситуацию не поменяет. В тоже время, религия не является препятствием познанию и никак не отрицает научные методы, следовательно, и "апгрейд" религии ситуацию в Тридевятом государстве также не изменит. Что же касается запрета на предрассудки, то и это ничего не даст. Почва для предрассудков - незнание и незаинтересованность в конкретном знании, а не принципиальное нежелание познавать вообще. Поэтому, запретив предрассудок, мы создадим догму - ведь желания познавать от запрета не прибавится. И если после этого ситуация с отношением к науке в обществе и изменится, то только в худшую сторону.
Единственный действенный метод борьбы с предрассудками - это, как ни странно, только конкурентные принципы естественного отбора. Каждый может иметь свою точку зрения, рекламировать свои взгляды и поступать в соответствии со своими принципами, если это не противоречит закону. Который, как и всё общественное устройство человечества, также появился в результате конкуренции различных мировоззрений. Истина рождается только в сравнении, как бы ни была банальна эта фраза.

Заключение
Представление о верующем как о бездумном фанатике, склонном к агрессивному отстаиванию искусственных ценностей или безинициативном и неспособном к познанию глупцу, верящего в вымыслы, слепом исполнителе воли попов, получило широкое распространение в советскую эпоху. Когда искусственная идеологическая и экономическая модель требовала таких же искусственных ценностей, что вступало в конфликт с ценностями естественными, представленными в том числе и в религии. В результате, исследования религии того времени и пропагандируемое в обществе отношение к верующим сложно назвать объективным.
Полагаю, что можно не употреблять "по моему", когда призываешь к объективному подходу в обосновании любой идеи. Атеистическая идея имеет место быть и, скорее всего, роль религии, как и роль государства со временем станет не такой как сейчас. Однако, априорность заявлений многих "атеистов", придерживающихся субъективно идеологических понятий советского времени, но одновременно с этим ратующих за "научность" и "корректность обоснований", заставляет задуматься об их собственной компетентности и адекватности. Когда напрочь игнорируются и логика, и научные исследования, сложно представить другие причины. В любом случае это дискредитирует идею атеизма.
Объективность состоит не в описании "правильной" точки зрения и риторическо-наукообразном уверении окружающих, что именно она правильная, а в непредвзятом и последовательном обосновании её правильности. Что сложно представить без ссылок на современные научные работы и открытого рассмотрения аргументов противной стороны.

Ссылки
1. Религиозность населения не способствует процветанию общества
http://elementy.ru/news/431139
2. Может ли эволюционная психология объяснить феномен террористов-самоубийц?
http://elementy.ru/news/430978
3. Краткий обзор религий от древних до мировых
http://www.scorcher.ru/theory_publisher/show_art.php?id=331
4. Обнаружены четкие отличия в работе мозга у атеистов и верующих
http://science.compulenta.ru/407464/
5. Маниакальный синдром
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%B8%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%BC
6. Святая инквизиция
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F
7. Религиеведение. Гараджа В.И. Учебное пособие из электронной библиотеки социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.
http://lib.socio.msu.ru/l/library?e=d-000-00---001ucheb--00-0-0-0prompt-10---4------0-1l--1-ru-50---20-about---00031-001-1-0utfZz-8-00&cl=CL1&d=HASH4270066f9be21d8bf1d6cf&x=1

Дополнительно
Фактически, само появление у животных возможностей для прижизненной адаптации, путём изменения структуры нейронных связей мозга, есть довод против возможности "предельной значимости" опыта "фанатичной веры" или чего-либо подобного.
В мозге существуют центры, раздражение которых эл. током вызывает приступы разнообразных эмоций. В том числе и эмоций удовольствия разных модальностей, самая сильная из которых носит характер сексуального удовлетворения. Необходимое условие получения любой эмоции таким способом - импульсность воздействия, иначе ощущения перестают быть приятными.[1]
В реальном поведении эти центры способствуют закреплению полезного опыта в реакциях мозга, что психически воспринимается как эмоциональное ощущение удовольствия. Где большая интенсивность переживания прямо пропорциональна его краткости, что определяет узость ситуационного контекста, в котором близкая перспектива получить приятное ощущение значительно детерминирует поведение.
В результате, не происходит образования зависимости - сохраняется балланс между желаниями и адекватностью их окружающей обстановке. Ни люди, ни животные обычно не страдают маниакальными стремлениями, хотя их личностные доминанты могут быть достаточно выраженными.[2]
Следовательно, представление о "предельной значимости" в понимании "ничем не перебиваемой оценки - веры"[3] в отношении здорового человека может иметь отношение только к кратким сексуально-оргастическим ощущениям с присущей только им фактически полной потерей самоконтроля. Однако никто, не имея врождённых психических отклонений, от занятий сексом не стал сексуальным маньяком. Можно предположить, что и религиозным маньяком или, например, фортепианным маньяком стать так же сложно. В целом, насколько мне известно, термины "предельная значимость", "фанатичная вера" - или что-либо подобное в таком же "безотносительном" контексте - не имеют под собой научного обоснования.

Ссылки
1. Самораздражение
http://bse.sci-lib.com/article099254.html
2. Доминанта
http://www.scorcher.ru/axiomatics/axiom_show.php?id=9
3. Чрезмерные увлечения
http://www.scorcher.ru/neuro/neuro_sys/excessive_hobbies/excessive_hobbies.php


Не является компиляцией
Комментарии: 1 | Написать комментарий
25.09.2011 11:13
Сознание? Это банально.
Статья нуждается в некоторой переработке. (09. 06. 12)

До того, как стал я интересоваться нейрофизиологией, единственный вопрос из области мышления, который приходил мне в голову, был: Есть ли свобода воли? Этим вопросом ограничивались мои познания мозга. Поэтому мне казалось, что это очень важный, прямо-таки основополагающий вопрос существования жизни (ну или "белковых тел"), а всё остальное - неинтересные подробности, типа каких-нибудь "энцефалограмм".
Но что подозрительно, я никак не мог найти научной информации по такой, казалось бы, важной теме. Всё мне какие-то "кантовские" размышления попадались. Естественно, я сделал вывод, что наука "проблему" свободы воли не решила.
И тут мне попался (...) После чего вопрос свободы воли постепенно отпал сам собою. Стало ясно почему он не предмет научных исследований. Просто нечего исследовать. Что есть понятно, а новых данных нет. Мы свободны в пределах нашего опыта, а наш опыт, в свою очередь, зависит от условий существования и врождённых качеств. В тоже время физиологическая суть механизма осознания делает все решения субъективно свободными, а процессы нисходящей детерминации, проходящие в мозге, постоянно меняют нас, создавая непредсказуемую индивидуальность. (Нисходящая детерминация в данном случае - это когда новый опыт не количественно надстраивается над старыми реакциями, а качественно встраивается в них, более или менее значительно изменяя всё поведение). Поэтому можно философски рассуждать о свободе воли, что, возможно, очень весело и многопланово, но с научной точки зрения всё очевидно.
Зато вместо понятой свободы, появилась новая проблема. Оказывается, мы ощущаем! Я до ... ничего такого в себе не чувствовал. Мне и в голову не приходило, обратить на это внимание. Я вижу и слышу - ну понятно, ведь у меня есть глаза и уши, чего здесь интересного?
Но если подумать, откуда такие "гладкие" и "протяжённые" ощущения берутся из дискретных взаимодействий нейронов? Где в голове экран сознания, на который смотрит наше Я?
После статьи А. М. Иваницкого (и всех остальных материалов сайта, конечно), в которой описывается, годсподствующая ныне среди нейрофизиологов, точка зрения на информационный синтез в процессе кругового движения нейронного возбуждения, как основу субъективных переживаний (сознание, сознательные ощущения, психика), всё стало понятно. http://www.scorcher.ru/neuro/science/recept/mem147.htm Но для начала коротко о назначении сознания. (Имеется в виду его физиологическое назначение, но как будет понятно в дальнейшем, никакого другого назначения у сознания нет). Сознание - это мозговой механизм адаптации поведения к новым обстоятельствам. До появления сознания было только врождённое поведение. Прижизненная "сознательная" адаптация стала возможна благодаря появлению коры мозга в филогенезе. Впервые кора появляется у рыб и далее по размеру коры идут пресмыкающиеся, птицы и млекопитающие. В кору приходит нервная проекция всех центров врождённого поведения, расположенных в подкорковых отделах мозга. Таким образом в коре реализована возможность управления всеми реакциями организма и созданию новых рефлексов на основе комбинации врождённых.
Благодаря сознанию происходит подбор поведенческого ответа на новые обстоятельства - замыкание в коре синаптических контактов нового рефлекса (кора - это замыкательный орган). Который встраивается в реакции мозга (сразу или после некоторого опыта применения, в зависимости от важности этого рефлекса) - в чём, собственно, и есть физиологическая суть обучения, адаптации. В последующем рефлекторное поведение не требует осознания, что позволяет продолжить обучение. Мозг как бы накапливает автоматизмы (это рефлексы по новому) на все случаи жизни, чтобы не терять время на подбор поведения, а действовать сразу, по заранее подготовленному шаблону. Например в большей части "автоматически" мы ходим, бегаем, управляем автомобилем, да и вообще любое сложное поведение - это цепочки более простых автоматизмов. Автоматически мы подбираем слова, понимаем смысл, читаем, выносим скорые суждения и многое, многое другое. Таким образом основное наше поведение - около 99% - автоматическое, рефлекторное.
Чтобы наработать новый рефлекс, мозг на основе опережающего возбуждения выделяет из всей поступающей рецепторной информации новые и важные для нас обстоятельства (на остальные ответ происходит автоматически) - мы ощущаем это как обращение нашего внимания на что-то (внешнее или внутреннее - ведь в мозге тоже могут возникнуть новые и важные обстоятельства - новая идея, мысль), после чего и происходит процесс описанный А.М. Иваницким и порождающий все наши ощущения. Вот его краткая суть:
При восприятии нового и важного обстоятельства (а всегда есть что-то новое или старый автоматизм (рефлекс) нуждается в корректировке кратковременным касанием сознания) происходит круговое движение возбуждения из места рецепторной проекции нового в коре мозга через центры памяти, эмоционально-мотивационные и речевые центры и обратно.
То есть происходит сравнение нового с памятью. В результате такого информационного синтеза определяется личное отношение к новому и вырабатывается ответ. В этом процессе возникают все сознательные ощущения. Например сравнение нового с памятью и эмоционально-мотивационными центрами образует понимание происходящего. С центрами речи - внутреннее проговаривание и речь. Так как память всегда связана с личным отношением, то в этом понимании есть и ощущение себя, наше Я. А взаимное наложение возбуждения в процессе кругового движения образует длительность и "гладкость" ощущений. Временные совпадения означенных нейронных процессов и сознательных ощущений подтверждают выводы о том, что ощущения имеют физиологическую основу.
Вроде, всё понятно. Но опять подозрительным было, что нет научного ажиотажа, нет продолжения темы. Никто не спешит объявлять проблему сознания решённой.
Так почему не трубят фанфары о раскрытии тайн мозга? Может они трубят, но их слышат только специалисты?
Вряд ли кто-нибудь может представить себе квантово-волновой дуализм. Однако это реальность, подтверждённая экспериментально. А вот мозг или близкое его подобие пока не создан. Искуственные нейронные сети состоят из порядка сотни упрощённых подобий нейронов, а в мозге человека их около 100 миллиардов (в коре около 17 миллиардов). Поэтому вопрос "Как можно получить из каких-то нейронов синее небо или чувство прекрасного, что есть в у нас голове?" не имеет экспериментально подтверждённого ответа. А так как "превращение" нейрона в синий цвет представить вряд ли проще чем квантово-волновой дуализм, то кажется, что в теории информационного синтеза что-то упущено, неполно описано, что отсутствует какое-то важное звено. Что позволяет многим, даже знакомым с научным взглядом, предполагать что угодно, хоть влияние Космоса.
Но если предположить, что сознательные ощущения оторваны от физиологии сознания, и это специфичный, отдельно эволюционно возникший механизм, то он уже был бы открыт. Взаимодействия нейронов исследованы в той степени подробности, что можно утверждать - ничего такого, выделяющегося из общего принципа их работы, в нейронах нет. Значит, ощущения - это следствие "обычной" работы мозга. То есть сознательные ощущения возникают в результате взаимодействий нейронов, задействованных в описанных выше корковых процессах отработки реакции на новое, а не от некоего отдельного их "появления" сразу и какой-то отдельной "регулировки".
Нет смысла искать "генератор" чувств, ощущений, нет отдельной причины, агента, механизма, который можно "пощупать". Есть нейронные взаимодействия, форма которых проявляется в виде сознательных ощущений. То есть форма нейронных процессов это и есть психика.
Необычно? Сложно поверить? Но ведь никто не говорил, что мир будет легко понятен. )
Рассмотрим ещё один пример. Мы, наше мышление, Я - это, естественно, мозг. Наибольшая активность в мозге всегда происходит в месте информационного синтеза нового и памяти, где на новое подбирается ответ. То есть "мы" - это не весь мозг сразу, а место его повышенной активности - так называемый фокус внимания/осознания. Например, когда мы смотрим, этот фокус перемещается в зрительную зону коры. Информация (то есть всё, что мы видим и память на похожее и связанное с наблюдаемым) в виде нервного возбуждения сходится в фокусе внимания/осознания, заполняя всего "нас". Наше внимание постоянно переключается с одной рецепции на другую, с внешнего на внутреннее, но если бы мы могли сконцентрироваться на одной например зрительной рецепции, мы превратились бы в "глаза". То есть ощущали только зрение, без тела, слуха, мыслей и т.п. - и такое часто можно почувствовать, когда из внимания пропадает всё, что не связано с чем-то очень важным. В этом, кстати, причина ощущения мозговой "нелокальности" созания.
Разннобразие цветов, чувств, "яркость" сознания в общем смысле - это следствие субъективизации всего воспринимаемого личным отношением.
Каждый элемент памяти - это участок нейронной сети или даже отдельный нейрон - должен быть выделен определённым "весом" в соотношениях с другими нейронами в зависимости от степени положительного - отрицательного итога его применения во всех контекстах. Такое невероятное количество переплетённых и определённым образом взаимодействующих индивидуальных частей целого (все воспоминания связаны друг с другом и практически не исчезают, а только накапливаются), приводит к такой "индивидуализированной" форме нейронных соотношений, которую мы и воспринимаем как разнообразные и индивидуальные сознательные ощущения. То самое синее небо или чувство прекрасного. То есть в мозге конечно нет ничего синего, но сочетание личного отношения в контексте определённых обстоятельств приводит в процессе кругового движения возбуждения к такому ощущению.
Возможно ли искусственно создать ощущающий механизм, компьютер? Всё упирается только в серьёзные технологические сложности. Но то, что при определённом устройстве, ощущения возникнут естественным образом, сомнений нет. Только нужно понимать, что ощущения не имеют поведенческой роли, они не влияют на мышление - ощущения это и есть само мышление без каких-либо посредников, форма электрохимии мозга. Поэтому и мы, по сути, не какие-нибудь по особенному "живые", "ощущающие" а только организмы с очень развитой способностью к адаптации. Именно поэтому невозможно отличить наличие сознания от сложной но "бессознательной" программы. Тесты Тьюринга косвенно это подтверждают.
Итак, разнообразное сознательное восприятие не влияет на работу мозга - это и есть его работа. Любое ощущение возникает и пропадает неотделимо от течения соответствующего нейронного процесса. Поэтому, как и в случае со свободой воли, нынешнее понимание является причиной того, что тема "Как возникают сознательные ощущения, откуда берётся психика?" так мало освещена с научных позиций. Просто нечего особо освещать, да и смысла, в общем, мало. "Официальная" научная точка зрения настолько проста и банальна, что абсолютному большинству интересующихся кажется и неполной, и неправдоподобной. Но, тем не менее, все наши ощущения и чувства - это форма нейронных процессов в мозге. Не больше и не меньше.
http://www.scorcher.ru/art/philosophy/nematerialnost.php?printing=1

Краткий экскурс в физиологию мозга.
Сознание не сразу вдруг возникло. Сознание, как считается, это следствие корковых процессов реакции на новое (образования условных рефлексов, по новому - автоматизмов, динамических стереотипов).
Первые нервы образовались из покрывающих тело эпителиальных клеток. Которые дали начало нервам и мышцам (вначале они были как бы одно целое - нервы и мышцы). Простейшие уже нервные системы - диффузные или сетчатые, как у медуз, слишком просты, способны только на общую генерализованную реакцию всего тела. Ганглионарные, как у например у насекомых, тоже слишком просты и на роль носителя сознания не подходят.
До появления у мозга коры, была эра шаблонного, врождённого поведения - неосознаваемого поведения робота по принципу стимул-реакция. (Хотя уже у насекомых появляется возможность к изменению эффективности нейронных связей, то есть они могут в минимальной степени обучаться) Поэтому подкорковые отделы мозга у животных и человека сохраняют функции центров врождённых реакций - безусловных рефлексов, эмоциональной и вегетативной регуляции, а также через них проходит любое рецепторное восприятие.
Но в то же время все подкорковые процессы имеют нервную проекцию в кору, где могут через эту проекцию корректироваться, перекомбинироваться, изменяться под конкретное окружающее - в этом и есть суть обучения. Кора есть уже у рыб, потом "по сложности" идут пресмыкающиеся, птицы и млекопитающие.
Основное наше поведение неосознанное, автоматическое. Оно составляет около 99% всех реакций - например мы делаем что-то знакомое или размышляем, выносим суждения, не осознавая процесса в подробностях.
Когда возникают новые и значимые обстоятельства, нужно выработать ответ на них. В коре мозга в фокусе внимания/осознания, где возникает корковая проекция нового, идёт сравнение нового с опытом, для выработки поведенческого ответа на это новое. Мы ощущаем это как сознательное восприятие. Физиологическая суть чего - замкнуть синаптические контакты, "сконструировав" новый рефлекс из врождённых (кора - это замыкательный орган). Это обширный процесс конвергенции (схождения) возбуждения в место проекции новых данных (можно сказать - схождение памяти, в результате чего мы ощущаем окружающее и понимаем его значимость), где происходит встраивание нового в реакции мозга, как бы комплексная оценка на фоне окружающего контекста. Ведь новый рефлекс не просто добавка к старым, это более или менее значительное изменение параметров применимости сразу многих связанных рефлексов (изменение весовых коэффициентов нейронных связей) - как бы процесс нисходящей детерминации, когда новый смысл целого (мозг плюс новое) меняет смысл всех своих элементов (нейронных связей).

Комментарии: 3 | Написать комментарий
19.01.2011 08:15
Научная проповедь или нереальная физическая реальность Бога.

Глупейшие рассуждения о том, есть в реальности Бог или нет, я оставлю для фанатичных адептов одной точки зрения. Меня же верифицируемая реальность Бога ни мало не заботит. Не буду говорить и о религии.
Я о другом. О неверифицируемой, но, тем не менее, физической реальности Бога.
Мир наполнен электромагнитным излучением, а не светом и цветом, теплом или холодом. Мы не чувствуем давления воздуха или того, что Земля круглая. О реальности мира мы судим только по своему опыту. А опыт мы получаем в чувственном восприятии - мы ощущаем. Конечно, мы не ощущаем давление воздуха, но когда-то мы ощущали - слышали или читали - логические доказательства его давления. Наши ощущения нас иногда обманывают, но по большей части - нет. Ведь суть ощущений - соответствовать реальности, выжить в ней. Поэтому ложась спать мы редко промахиваемся мимо кровати.
Тот мир, который мы ощущаем - это не только внешний мир. Это и наши внутренние переживания. Физиологическая причина этих ощущений - кольцевое движение нервных импульсов в мозге, приводящее к синтезу информации непосредственно воспринимаемой и извлекаемой из памяти. Вещи это вполне научные и ничего мистического в них нет. Но вопрос - в какой степени реальны внутренние переживания? Человеческое Я - реально? Наше Я - это актуализированная часть памяти. Это такое же кольцевое возбуждение от восприятия к памяти и обратно, через эмоционально-мотивационные и речевые центры. Другими словами, наше Я и все субъективные психические явления - это электро-химические процессы в нашем мозге. Следовательно, наши внутренние переживания вполне реальны.
Влияют ли они на наше поведение? Естественно - мы желаем приятного и не желаем не приятного. Мы стремимся к правильным, на наш взгляд, субъективным понятиям, чтобы удовлетворить свои такие же субъективные стремления - приблизиться к личному пониманию нужного. Реально ли для нас, например, понятие совести?  Конечно. Ведь мы учитываем его в поведении, точно так же, как и объекты внешнего мира, следовательно совесть - это реальность. Персонаж, увиденный в кино, или описанный в книге - такая же реальность. Реальность в виде электро-химических процессов в нашем мозге. Более того, субъективные переживания - личное - для нас, возможно, имеют даже большую значимость, а следовательно и реальность, чем внешний мир.
А Бог? В какой реальности он есть, а в какой его нет?
Что такое Бог в авраамистстких религиях? - это дух. Во внешней верифицируемой реальности его, следовательно, и быть не должно. Так там его и нет. Он внутри человека, в голове у того, кто верит. Почти неосязаемый и бесплотный - тот самый дух, идея, слово. В виде электро-химических процессов. Процессов, индивидуальность которых принципиально неповторима, в соответствии с физическим запретом на клонирование. В виде неосязаемой и неповторимой мысли, но, в тоже время - абсолютной физической реальности, влияющей на поведение в соответствии с религиозными воззрениями. Причём влияющей на поведение целых народов и цивилизаций. Что может быть ещё реальнее? Бог такая же физическая реальность, как и наше существование.
Итак, Бог есть. Реальный, обещанный Библией, дух, идея. У каждого свой и в тоже время общий для всех. Не верифицируемый как реальность, но реальный по сути. Невидимый, но существующий. И как о любой реальности, можно говорить о вреде или пользе, или других свойствах реального, но не о том, что этого нет. Глупо отрицать идею, которая реально существует.
Как ни странно, у принципиальных атеистов тоже очень много Бога в голове. Бог (в виде эл.-хим. процессов, естественно) влияет на поведение атеиста точно также сильно, как влияет на поведение человека глубоко религиозного. Ведь и тот и другой постоянно о нём думают.
Неважно, какова идея, если она стала для человека догмой. То, что в принципе не может быть доказано или опровергнуто, подпитывается только личной симпатией - верой, а вера не имеет границ применимости. Такие границы может поставить только человеческий разум - не искать Бога там, где без него можно обойтись и не отрицать Бога там, где он может быть. 
От веры без разума же, один шаг до фанатизма. Фанатик раб той идеи, которая его захватила. Естественно, что его идея лучше других - просто лучше, без доказательств. Это ж и так понятно. Фанатики неспособны на доказательства - слишком много разума у них отняла идея - идея Бога ли это или идея Разума, неважно. Только чёрные списки и инквизиция в разном виде - вот это главные доказательства любой догмы.

Поэтому, не надо догм. Реальность такая, какая есть - с религией, атеизмом, историей, философией и ещё кучей всего. Если есть точка зрения - её надо доказывать. И, блин, не хамскими окриками, а логикой. )))

Комментарии: 2 | Написать комментарий
13.12.2010 01:22
Сознание и речь
Статья нынешнему пониманию не соответствует.

Введение
Кратко о физиологии сознания
Функция сознания заключается в адаптации поведения к новому с помощью чувственного восприятия и контроля. Цель - так "отточить" каждое действие, чтобы оно могло происходить без участия сознания, то есть стать автоматизмом.
Всё происходящее в сознании контролируется подсознанием, как, собственно, настоящим "вместилищем" интеллекта, где сознание - один из механизмов. 
Непосредственно через сознание проходит - осознаётся - только чрезвычайно малая часть поведения. Всё, что не осознаётся, выполняется на основе поведенческих автоматизмов. В реальном поведении используется сочетание автоматизмов и непосредственного контроля сознанием, например движения происходят, в основном, за счёт моторных автоматизмов, а сознание периодически подключается в какие-то ответственные моменты действия. В подсознании на основе физиологии/инстинктов/опыта возникают мотивации, как потребность к применению какого-то соответствующего поведения. Актуальные в данный момент мотивации выводятся в сознание, т.е. - ощущаются, как побуждения или желания. Под руководством подсознания наше внимание (фокус внимания/осознания) перемешается по полю сознания (всё потенциально сознаваемое - внешнее и внутреннее), выделяя ситуации, имеющие наибольшее произведение новизны на значимость. Ситуации с нулевой новизной или нулевой значимостью не осознаются и возможная необходимая реакция на них происходит рефлекторно автоматизмом. Привлёкшей внимание ситуации подсознание присваивает определённый эмоциональный контекст (любовь - ярость), задающий соответствующий тип восприятия и подбирает так же соответствующее контексту поведение. Воспроизведение которого подсознание контролирует через фокус внимания/осознания, подставляя в сознание ощущения хорошо/плохо как чувственную оценку. Эта оценка становиться для подсознания маркером применимости подобного поведения в дальнейшем. Каждое осознанное применение этого поведения будет сопровождаться новой оценкой и заново запоминаться.

1. "Естественный" анализ
Итак, сознание - это механизм чувственного восприятия для адаптации поведения к новым ситуациям до автоматизма, как конечной цели. За анализ воспринимаемого отвечает подсознание. Цель чувственного восприятия - это разделение подсознанием воспринимаемого на полезное и вредное или правильное и неправильное в данной ситуации для данного организма. Такое разделение - анализ - проявляется в сознании соответствующими приятными и неприятными ощущениями. Подобным образом подсознание оценивает новый опыт для последующего применения. Никакой опыт без такой оценки невозможен, т.к. неясно к чему приведёт его применение - он может быть вреден. Соответственно, что не осознаётся - не проходит через чувственное восприятие в сознании - не запоминается и в последующем поведении не учитывается. 
Поэтому для того чтобы получить новый опыт, нужно "заставить" подсознание анализировать или, другими словами, нужно, чтобы в сознании "появилась" ситуация, нуждающаяся в анализе. Это может быть непосредственное наблюдение за происходящим, воспоминания или фантазии. Например, если мысленно представить или вспомнить какую-то ситуацию, то можно "просмотреть/прочувствовать" её или возможные варианты её развития, что и будет анализом. Однако, если автоматизм выработается на такое "не реальное", то он может не совпасть с реальной жизнью и быть вреден. Поэтому такой анализ должен быть исключён природой. Что мы и наблюдаем в действительности - находясь в бодрствующем и здоровом состоянии, мы не сможем мысленно представить или вспомнить какую-то достаточно сложную ситуацию и "прокрутить" её в сознании.* Возможность такого анализа не исключена совсем - мы можем вспоминать или представлять, но в очень ограниченных пределах правдоподобия ощущений и "подвижности" "картинки". 
Другими словами, сознание в своём "естественном" доречевом виде не предполагает наличие в нём каких-либо "мыслей" или "размышлений" - это только механизм чувственного восприятия подсознанием собственного состояния и внешнего мира. На основании чего подсознание выбирает ответное поведение из прошлого опыта. Соответственно, единственный возможный "природный" стимул для анализа - это непосредственное наблюдение/ощущение чего-либо в сознании. Что делает невозможным анализ отвлечённых понятий или ситуаций, которые не могут непосредственно наблюдаться в естественной природной среде.

Если вдруг исключить из нашего сознания все следы речи, останется только эмоционально-чувственное восприятие себя и внешнего мира, и проявления мотиваций в виде подсознательно значимых побуждений. Какой-либо более или менее сложный "сознательный" анализ (думание, рассуждения) станет невозможным.

2. Развитие самосознания
Сознание животного (имеются в виду млекопитающие, но признаки сознания начинаются ещё у рыб) не отличается от нашего. Животные также не способны на воспроизведение в сознании сложной "не реальности". Во всяком случае, нет никаких оснований предполагать иное. Значит, единственный доступный животному анализ - это только наблюдение за внешним миром и подсознательное "подмечание" взаимосвязей. Естественно, что глубина такого анализа, а значит и опыт, и, как следствие, "разумность" поведения, зависит от интеллекта животного.
Накопление опыта о себе и внешнем мире постепенно приводит к всё более чёткому выделение "себя", отличного от "внешнего", т.е. - появлению самосознания. Основой самосознания является "базовое самоощущение", которое одинаково у всех животных и человека. (хотя это сложно представить).

Базовое самоощущение - это ощущаемое проявление подсознания в сознании в виде "того, кто воспринимает". Никакое ощущение невозможно представить "безадресным" - без того, кто это чувствует. Соответственно, любое минимальное ощущение чего-либо предполагает некое минимальное "Я". Вот это минимальное "Я" и есть базовое самоощущение. 

Развитые животные, например обезьяны, умеют в некоторых пределах чувственно анализировать собственные субъективные ощущения - наблюдать за своим внутренним миром и находить в нём взаимосвязи с внешним миром и с собственным поведением. Субъективный опыт определяет выделение себя из объектов в субъекты или, другими словами, выделение "себя", отличающегося от внешнего мира наличием личных внутренних переживаний. Субъективный опыт, также, предполагает анализ "от ощущения". Животное уже может понимать, что "приятное" - приятно, и начинает стремиться к "приятному" и избегать "неприятного". То есть подсознание начинает анализировать свои же собственые оценки-ощущения и стремиться к достижению положительных оценок. Раньше "приятность" была лишь беспристрастной констатацией - маркером "полезного" для подсознания - с появление субъективного опыта "приятное" становится основной целью. Соответственно, более сложным становится поведение - животное не просто стремиться выжить, а стремиться сделать это "с удовольствием".
После инстинкта и личного опыта появляется новый "цензор" и инициатор мотиваций в виде субъективного опыта, который во многих ситуациях начинает определять окончательное поведение. Это можно назвать началом человеческого самосознания - это "Я" уровня 2 - 3-х летнего ребёнка.
Но и здесь анализ также идёт от наблюдения - к наблюдению внешнего мира просто добавилось наблюдение "себя". В любом случае обезьяна не способна мысленно представлять что-то кроме простых наблюдаемых/ощущаемых вещей, т.к. в сознании нельзя воспроизвести что-то сложное. 

Отсутствие "модели" реальности, доступной для воспроизведения в сознании, не позволяет животным продолжать нарабатывать субъективный опыт, который требует уже сложного анализа отвлечённых понятий - понятий основанных не на анализе наблюдения, а на анализе анализа (и т.д.) наблюдения.

3. Появление речи
Скорее всего, устная речь возникла как расширение разнообразия уже бывших в употреблении звуков, используемых обезьянами. Возможно, случайное сочетание звуков и действий у доминантного самца первобытной группы гоминидов, определило активное подражание такому "звуковому сопровождению". Но конечно, главное - это достаточно развитый интеллект древней обезьяны.  
Что дала речь? Каждой фразе состоящей из слов, так же, как и любому другому поведению, состоящему из отдельных действий, соответствует определённая последовательность и общий смысл. Отличие - только в абстракции речи, простоте воспроизведения и возможности передачи информации на более или менее большие расстояния без прямой видимости. Поэтому, присвоив каждой логической единице восприятия определённый простой абстрактный звуковой символ, можно воспроизводить их сочетания, оценивая в подсознании конкретный смысл этих сочетаний. Причём неважно внутренний это диалог или реальный - подсознание воспринимает любую речь одинаково. Т.е., манипулируя в сознании словами, можно создавать смысловую "модель" реального восприятия для подсознания. (Для подсознания в этом нет ничего нового: любое поведенческое действие, как и слово, имеет много смыслов - в зависимости от ситуации. И также, как и слово, в некоторой степени абстрактно, по-сравнению со своими смыслами) То есть, если раньше нужно было что-то непосредственно увидеть/почувствовать, чтобы проанализировать, то сейчас у подсознания появилась возможность анализа и ранее увиденного/почувствованного. Сочетания слов - это стимул для "открытия" в подсознании соответствующих этим словам смысловых "папок" прошлого опыта и анализа их сочетания. Соответственно, стало возможным сколь угодно долго и подробно анализировать словесные смысловые модели, всё дальше уходя от наблюдаемой реальности к субъективным понятиям.

Слово (или - понятие) - набор смыслов, соотносимых с прошлым опытом, и объединённых общей идеей. Например понятие "слон" - это все личные представления, в которых есть слоны.

Речь, хотя и воспринимается нами чувственно, не может достоверно заменить собой реальность - не вызовет смертельного страха или реальной боли, полноценного ощущения вкуса и т.п.. Слово, как стимул для подсознания, активизирует в нём только соответствующие воспоминания о реальном - чувственные смыслы прошлой реальности. Поэтому опыт полученный в "размышлениях" воспринимается и запоминается хуже, чем полученный в реальном восприятии, но, с другой стороны, именно поэтому не создаёт опасных "не реальных" автоматизмов. 
Речь помогла "обойти" физиологию сознания и проводить чувственный анализ "не реального" поведения, ассоциировав его с поведением реальным, но простым - речью. 

Если мы прислушаемся к себе, то станет понятно - смысл фразы всегда только чувственно "ощущается" краем сознания, но его подробного содержания в сознании нет - он в подсознании. Точно так же ощущается и "смысл" любого другого осознаваемого поведения. 

В результате стал возможен недоступный животным анализ отвлечённых понятий - это новый субъективный опыт, основанный на "речевом" анализе личного опыта в свете восприятия конкретного субъекта. Т.е. к причинам побуждающим человека к тому или иному поведению, кроме инстинктов и личного опыта, добавился ещё и субъективный опыт. Что привело к формированию "личностной" надинстинктивной сферы интересов - нашего "Я", где в основе поведения - стремление к положительным эмоциям. И соответствующей "личностной" линии поведения, в которой инстинкт - побуждающая и часто настоятельная потребность, но не безусловный императив.

Заключение
В формировании человека из животного можно выделить два важных этапа: Первый - это появление у животных сознания, как механизма "ощущений". Что предопределило возможность накопления личного опыта и "ощущающего" центра - будущего "Я". И второе - это появление речи, как языка анализа, доступного для сознания.

Примечание
* В сознании человека в небольшом количестве присутствует виртуальное отображение реальности, что является следствием активной работы с памятью. Но это более или менее статичные объекты без ясных подробностей, несущие больше смысловую нагрузку, чем визуальную, а не отображение реального мира в полном объёме и трансформациях. Иное возможно только во сне, информация о котором тормозится при пробуждении, а если тормозится не полностью, то воспринимается нами, до того как полностью "проснётся" анализ, как реально пережитое (поэтому дети боятся страшных снов и после пробуждения - они ещё не умеют анализировать их как "не реальность"). Или в "изменённом" - не естественном состоянии сознания: под влиянием наркотических препаратов, кислородного голодания, возможно, медитации, состояния транса и т.п..

Комментарии: 1 | Написать комментарий
16.07.2010 03:26
Инновационный выход из научного тупика. Ода чистому (сверхчистому) разуму.

Исследователи мира есть трёх видов:
1. Конкретизаторы
2. Обобщатели
3. Креативные
Первые - конкретизаторы - это представители т.н. "официальной науки". Мозг их полон детерминизма, а суть методов проста: копать вглубь. То есть разложить всё на элементарные детальки и через малое понять большое - мироздание. Ждёт ли их успех? Ха-ха-ха! Вместо успеха их ждёт призрак богоподобного Гёделя и вечный поиск. А Истина, как обычно, - спрячется за горизонтом. Тупик.
А что вторые? Суть методов обобщателей противоположна методам конкретизаторов. Осознать и понять всё сразу, всё что есть, - таков подход обобщателей. А потом подарить знание людям - пусть копаются в нём, приспосабливают к нуждам.
Очень многие уже достигли в этом полного успеха. Наиболее продвинутые обобщают всё в пределах одного слова. Например, слова СУЩНОСТЬ. Всё есть СУЩНОСТЬ. Это великолепно и никаких гёделей. Но и тут есть засада. Проблема в том, как объяснить людям сущность СУЩНОСТИ. Сам-то продвинутй носитель знания понимает что к чему, но словами ведь ТАКОЕ не опишешь. Пробуют, конечно, описывают. Сущности плодятся, переплетаются, но в итоге опять получается СУЩНОСТЬ плюс необходимость лечения исследователя. Снова тупик.
Так есть ли выход? Есть ли те, кто если надо, отринет заплесневелую логику ортодоксов конкретизаторов, упорно хоронящих себя под отработанной породой ошибочных гипотез в холодных ямах консервативных теорий; те, кто не чужд обобщательства, чуя суть, а не формулы?
Такие есть. Это третий вид - креативные. Это естественный сплав описанных выше видов. Истина, которая посередине. Венец эволюции. Творческий подход к логике и непоколебимое убеждение, что всё может быть - вот суть тотального креативного восприятия. Истина важнее доказательств - вот основа их метода. Вот они-то - с чистым разумом, свободные от научных догм и предрассудков, прогрессивно объединяющие всё что угодно, должны быть поставлены на передний край науки и вести её за собой. Они - прообразы будущих титанов мысли, первые ростки Человека Могучего (Homo Mogychicusiusis), преобразующего сущности и плевками обгоняющего свет.
До сих пор этот вид исследователей был в загоне и оставался в тени своих более пробивных "товарищей" по науке. Креативный учёный был осмеян и гоним. Исследовал тихо и занимался бытом. Их революционные теории подвергались предвзятой критике или демонстративно не замечались. Конечно, ведь они прямая угроза тупиковым ветвям научного поиска - властвующим над умами и охмуряющим народ дорогими фокусами экспериментов многочисленным адептам аксиоматики и научной методологии - конкретизаторам; и обобщателям, прекрасные научные достижения которых нивелируются невозможностью их понимания и традиционным психическим состоянием учёных этого вида.
Мой инновационный метод заключается в том, чтобы вытащить креативных исследователей, этих податливых мозгом мужей, из "У Вас нет прав оставлять сообщения", дать им институты и академии, и на полную катушку использовать огромный потенциал их фантастически чудесных теорий.
На них должно идти финансирование и гранты отовсюду. На них должен широким потоком течь елей народной любви. Фразу "Да это ж бред!" надо запретить раз и навсегда. Слово "доказательство" забыть, как страшный сон. Попросил обосновать? - вот тебе статья УК! Всё и так заработает, потому что мысль материальна, и глупо в этом сомневаться. Это ж и так всё понятно.
Как и в искусстве, на смену прогнившему реализму конкретизаторов и неадекватному импрессионизму обобщателей должен прийти новый стиль - научный сюрреализм. Какие невообразимо смелые конструкции тогда появятся! Человечество прыгнет в изобилие, к чёртовой матери. Будущее - за креативными!
И это будущее уже близко. Демократия позвала креативных с кухонь, их фантастические теории и методы уже входят в массы. Образуются новые "креативные" академии и институты... Это ли не начало рая?

P.s. Мне должна достаться часть упомянутых выше денежных потоков - за идею. А то чего я тогда старался, мыслил?

Комментарии: 2 | Написать комментарий
29.06.2010 23:02
Пост не актуален.
Эта запись уже не актуальна.




1. Правильный выбор животным линии поведения зависит от классификация объектов внешнего мира и их взаимосвязи. В субъективном восприятии, и объекты, и ситуации меняются с некоторой вероятностью. Или, другими словами, - более или менее "вдруг". Дождь более или менее "вдруг" пошёл и т.п.. Подобное восприятие продиктовано тем, что внешнему наблюдателю, коим является животное по отношениию к другим объектам природы, не может быть известен весь комплекс причин отвечающий за наступление того или иного события. Так же животное воспринимает и поведение других животных - в виде более или менее предсказуемых действий.
Соответственно, эта вероятностноя изменчивость внешнего мира должна учитываться в выборе поведения. Что привело к возникновению "сознания" как "поля" для восприятия себя такой же вероятностно-изменчивой частью природы и соответствующей позиции контроля поведения.
Для этого в сознании мозг заменяет причинно-следственную связь последовательности собственных действий сменой неких вероятностных комплексных итогов, то есть, копирует своё субъективное восприятие других животных. (Например, собственные действия воспринимаются комплексными движениями, а не работой мышц. Так же и разнообразные мысли/желания возникают в сознании в виде неких готовых более или менее ожидаемых идей). Таким образом, в сознании не проявляется прямая зависимость поведения от обстоятельств. То есть, мозг в сознании "наблюдает" только появление неких итогов своей работы без предварительной "истории" их появления. Можно сказать, что в сознании мозг воспринимает собственные решения как появившиеся не в результате какого-то предварительного анализа в ответ на внешнее воздействие, а как появившиеся просто по некому эмоциональному "хотению". В результате, в сознании создаётся эффект т.н. "свободной воли" мозга или "свободного выбора" мозгом поведения. Где мозг, соответственно, независимый автор и инициатор этого "выбора". Что, как следствие, по мере развития мозга, развития абстрактного мышления, закономерно приводит к восприятию мозгом себя в сознании как некой "личности" свободно реализующей поведение организма. То есть, в сознании появляется некий новый квазиобъект - наше "я". Который, с одной стороны, руководит поведением организма, с другой - делает это по желанию, а не по необходимости, то есть существует независимо от организма. Таким образом, механизм сознания создаёт "я" как имитацию внешнего наблюдателя собственного поведения на на фоне внешнего мира. Естественно, что "я" проявляется только в сознании и пропадает вместе с ним. *(См. сноску)
Роль сознания в жизни - имитирование независимого восприятия собственного поведения или, другими словами, "взгляд со стороны" на самого себя. Это позволяет лучше контролировать собственное поведение и точнее воспроизводить перенимаемое от других особей. Также немаловажно, что "осознание" себя, собственных "личностных" интересов, является ещё одним стимулом в поведении.

2. Механизм сознания можно образно сравнить с интерактивым экраном через который мозг воспринимает поведение человека (конечно, убирая взаимосвязь восприятия "экрана" и создание "изображения" на нём). Поэтому, всё, что человек так или иначе воспринимает в сознании непосредственно связано с его поведением. Каждый реальный объект или воображаемый, каждое чувство, ощущение или слова/речь у человека, предполагает какую-то модель поведения или, скорее - комплекс моделей. Все объекты в сознании и их сочетания можно условно назвать объектами/моделями поведения. В сознании мы всегда наиболее "ярко" видим или чувствуем тот набор объектов/моделей поведения, который для нас наиболее важен в данный момент.
Условно все объекты/модели в сознании можно разделить на реальные и виртуальные. Реальные объекты/модели поведения - это непосредственно видимые или как-либо ощущаемые составляющие внешнего мира. Узнавание которых, это узнавание поведения связанного с ними. Причём, если объект не имеет связанной с ним модели поведения, мы не сможем выделить его на общем фоне. То есть, просто не увидим его. Конечно, такое сложно представить, т.к. даже если мы увидим что-то незнакомое, мы автоматически сравниваем это с уже знакомым. В мире просто нет объектов, которые человеку не с чем сравнить. Однако, подобные провалы восприятия есть у маленьких детей и больных дислексией. Например, больные дислексией не в состоянии воспринимать буквы как целостные объекты. Восприятие ими букв (в зависимости от тяжести заболевания) - это восприятие хаотичных чёрточек, не имеющих связанного с ними поведения. Соответственно любой текст просто выпадает из сознания - человек его просто не "видит", не выделяет его на общем фоне. Такие же последствия бывают у больных перенёсших инсульт.
Виртуальные объекты/модели состоят из двух основных видов и их сочетаний:
1. Созданное мозгом виртуальное отражение реальных объектов и чувств/ощущений (то есть, - фантазии) - моделирование ситуаций (связи объектов/моделей, включая эмоциональную сторону), с целью оценки их "со стороны". Моделирование может включать "себя" как объекта внутри ситуации или только как "внешнего наблюдателя".
2. Речь/слова - моделирование ситуаций, которые можно разделить на "размышления" и "диалоги". Человеку присуще "проговаривать" в сознании все свои "осознаваемые" действия, что является следствием высокой потребности человека в обществе себе подобных и, соответственно, постоянной готовности к общению. Поэтому "размышления" - это "проговаривание" внутреннего анализа - решения мозгом какой-либо задачи. Где сам анализ в сознании не ощущается (ощущаются только некие эмоциональные "усилия"), а виден только по возникающим в сознании словам - объектам/моделям поведения.
"Диалоги" - это моделирование общения с целью, опять же, оценки "со стороны".
Все объекты/модели поведения внутреннего мира есть отражение реальных (слышимых, видимых, осязаемых и т.п.) объектов внешнего мира. Обычно любой объект/модель поведения, как внешнего мира так и внутреннего, сочетает в себе все, означенные выше, основные виды объектов/моделей поведения.

* Применительно к животным пока нет достоверного способа определить на каком уровне сложности мозговой деятельности у животных появляется сознание, а значит и "личность". А чисто внешнее проявление "личности", "личностного" поведения (то есть, поведения, основанного на личном опыте индивидума, которое позволяет косвенно предположить наличие сознания), в любом случае зависит только от "вычислительных" возможностей мозга и не является напрямую следствием "осознавания себя". Неразвитый мозг не может адекватно менять поведение применительно к каждому нюансу ситуации, что не позволяет разглядеть у него функцию сознания, даже если она есть.
В сознании не происходит принятия решений - все решения происходят в подсознании. А функция сознания лишь помогает их оценивать посредством соответствующего восприятия, в случае, если на это есть время и потребность. То есть, единственной причиной подозревать в животном "сознательную личность", является субъективное сравнение особенностей поведения животного с человеческим поведением.

На создание вышеприведённой гипотезы меня подвигло отсутствие внятного, доступного, научно-популярного объяснения работы сознания. Особенно, по "личности", нашему "я". Есть ненаучные, невнятные или недоступные для понимания неспециалисту. Поэтому, я просто написал своё объяснение, в расчёте разобраться с помощью критики.


Комментарии: 1 | Написать комментарий
25.06.2010 03:35
Пост удалён
Пост удалён


Написать комментарий
13.06.2010 22:17
Коротко о главном.
Пост удалён.





Написать комментарий
08.06.2010 18:30
Пост не актуален.
О чём это всё, если очень коротко: Я утверждаю, что задача сознания - моделирование и оценка поведения человека с позиций внешнего наблюдателя с применением "эффекта внешнего наблюдателя". Что позволило человеку воспроизводить сложное поведение. А сам "механизм" этой оценки - о котором и речь, как случайное следствие, предполагает возникновение "личности" - собственного "я".
Ниже - логическое обоснование того, как это происходит, изложенное в форме научно-популярной статьи. "Подкованным" в вопросе можно начинать прямо с основной части. (...)
Написать комментарий
на 20 записей назад на 20 записей вперед
Архив | Дневники | Новости | Календарь
Вести дневник и оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Логин:
Пароль:
Зарегистрироваться
Последние сообщения
Основные положения
Правила
Всего дневников: 764

Пользователей
в системе: 3386

Всего записей
и комментариев: 59465

Записей и комментариев
за последние 24 часа: 0
 ПОИСК ПОСТОВ
  по автору:
  по тексту:
 АКТИВНЫЕ ДНЕВНИКИ
 Все дневники  
e-mail: admin@arxiv.su       О проекте       RSS       Дизайны
©2009-2017 Архив. Все права защищены
Designed by tanyu6ka