Главная / Дневники / Марико Рей / Запись
Перед Посадкой. 20.05.2019 08:04
tehmariko
21.10.2013
05:59
Научно-фантастический рассказ из жизни Эдварда Вонг Хау Пепелу Тиврусски IV (сестренка Люси Рей, она же «Генриетта» или О’Генри), что путешествует по Мультиверсуму на борту Софионы 404.

Перед Посадкой.
О событиях предшествующих Посадке и о том, что было после неё с сильно фрагментированных воспоминаний бортового ИИ Софионы 404 по имени «Логос».
Этот мир поглотила вечная зима. Мир ото льда зиял, словно белая дыра полная холода и безграничного снега. Снег висел даже в воздухе отказываясь падать на землю, словно это был и не воздух, а почти что вода. Генриетта добрела до древней пирамидальной постройки людей и поднялась вверх, до срезанной вершины площадью с футбольное поле. Там была голова. Огромная, высотой с целый дом, и она ожила, едва девочка в маске подошла и потрогала теплой ладошкой сквозь искусственную кожу, с которой стянула перчатку покрытую инеем поверхность. Оказывается, гигантская Голова давно ни с кем не говорила и больше всего хотела рассказать о том, что случилось. На самом деле Генриетте было не очень интересно, что тут произошло, она повидала много миров, путешествуя на борту Софионы «404» в гордом одиночестве вместе с Логосом, который и был кораблем. Не раз она встречала миры, в которых людей не осталось по тем или иным причинам, будь то глупость или ошибка, все чего она хотела сейчас – узнать что у Головы внутри. Поэтому пока Голова говорила, Генриетта искала способ попасть внутрь, при этом внимательно голову слушая, ради приличия. Генриетта была культурной девочкой и не хотела расстраивать Голову, которая провела в одиночестве на замерзшей планете не одну тысячу лет…
-Это случилось тогда, когда в один день вся доселе таинственная и неизведанная Вселенная превратилась в одну огромную иллюзию, которая разрушила бесчисленное число малых иллюзий в умах и сердцах жителей планеты. Начало хаоса, без науки, без веры, без цели. Эпоха, когда люди стали богами, на самом краю ложной технологической сингулярности, остатки которой покоятся перед тобой. Я помню тот день, точнее ночь на побережье Америки, где меня создали, три часа, еще три часа и должно было взойти солнце. Из-за океана прилетела весь об открытие, которое сделала группа ученых, работавшая на самом крупном гравитационном телескопе, построенном вокруг орбиты Луны. Они работали с Земли, управляя роботами вроде меня не оснащенными ни разумом, ни волей, люди отказались от космоса, который казался им слишком опасным и не стоящим ни попыток, ни жертв…
-Впечатляющее начало истории. – Заметила Генриетта, пытаясь отодрать кусок обшивки на Голове, чтобы посмотреть есть ли там что интересного внутри или там просто начинка еще одного робота.
-Галактические нити, огромные участки вселенной, с разрешением миллиард галактик на одну светящуюся точку изображения в точности воспроизводили участки человеческого генома с поправкой на одиннадцатимерные вариации. В ту эпоху миро обуяла эйфория. Каждый считал себя богом. Изучая ранее недоступные для наблюдения сверхмасштабные участки вселенной, люди по обеим сторонам Вселенской Оси зла находили свои автографы.
-Голова, так это были не участки кода человека вообще, а участки конкретных людей?
-Да-да, живших тогда. Я помню заголовки тогдашних газет, они все есть во мне, записаны во мне, навсегда, как вчера. – Глаза гигантской Головы закрылись и перед Генриеттой замелькали призрачные огни прошлого.
«Падение науки», прочла она, «не опровергаемый, но и недоказуемый солипсизм успешно доказан», «антропный принцип вывернут наизнанку при определении макроструктур наблюдаемой вселенной, что это – очередная утка или начало новой эры человечества?»
Изображения мелькали все быстрее и быстрее, Генриетта едва успевала их читать:
«Формула сна Опе’йна. Её проекция на небо. Гравитационная астрономия. «Мне это что-то напоминает, и почему-то мне страшно…» Что на самом деле скрывала в себе Вселенская «Ось Зла» – обратно в 2006г. распределенных астрономических вычислений. Спирали галактик закручены вправо. И Бог наш – правша! Вселенная, как автопортрет человеческой молекулы DNA. Сошедшие с ума при виде зеркала размером с выдуманную когда-то бесконечность. Она повторяется, она множится! Уникальная вариативность DNA с масштабом разрешения галактической нити. И ты там есть тоже, присмотрись! Великая спираль, о которой шифровались друг дружке алхимики древности, наконец открыта: 2020, год, когда великие умы остановились. Конец эры науки – торжество солипсизма. А говорили – это невозможно опровергнуть, но и невозможно доказать! Её называли «формулой смерти для науки»!..
Тут Генриетта решила, что дальше читать эту мешанину не имеет смысла и снова стала ковыряться в поисках каких либо интерфейсов на ностальгирующей биомеханической голове. Ей не очень хотелось резать её поверхность – такую гладкую и блестящую темно-синего цвета – «Руками Святого леса» чтобы просто посмотреть, что там находится, это было бы вандализмом. Она твердо уяснила простое правило: когда люди создают что-то сложное и требующее ремонта они обычно создают это так, чтобы можно было при случае отремонтировать, не разбирая вновь на составляющие части и тем боле – не ломая.
Однако на Голове не было каких либо швов или чего-то в этом роде, она была абсолютно гладкая и монолитная, это была Огромная Говорящая Голова. Тогда Генриетта подумала что зря поднималась на вершину пирамиды по сотне с лишним скольких ступеней, ведь доступ скорее всего был внизу, под многометровым слоем снега.
-Если ты хочешь меня открыть и найти то, что живет во мне, я помогу тебе в этом. У меня есть кое-что, для такой Путешественницы как ты. Хотя на самом деле создавшие меня люди думали, что это будут инопланетяне, они были единственные в своем роде считавшие, что мы не одиноки во вселенной пусть даже та является прямым автографом всего человечества, то есть практически гарантированно – голограммой. К ним, последним ученым планеты в новом мире где разумные машины делали для людей все, усовершенствуя себя снова и снова самостоятельно относились как к сектантам, но они не обращали внимания не непонимание и продолжали меня строить, это тело, а потом меня предыдущего перенесли сюда, раньше я жил в огромных мейнфреймах «New Blue Brain Project» в Канаде, первый из искусственных интеллектов созданный на экспериментальной квантовой основе, моя память записана в кубитах, двадцать три гигакубит меня и еще двадцать четыре йоттабайта библиотечной информации, так что я не скучаю тут правда, я читаю и почитать мне есть что и все же в конечном счете, я лишь памятник – они не создали мне рук и запретили другим машинам прислушиваться ко мне. Однако они вложили кое-что в меня…
-У тебя есть, есть что-то для меня?! – Просияла Генриетта, смотря на огромную говорящую биомеханическую голову и сжимая молитвенно ладошки. – Подарок?
-Скорее просьба. – Ответила Голова.
***
«Софиона 404» лежала за городом в лесу, она утопала в земле на несколько метров и была оплетена корнями деревьев. Любой увидевший её решил бы, что она была здесь всегда, да так, в общем-то, и было, по крайней мере, в той временной стреле, в которой жила эта версия человечества. Вот только увидеть её никто кроме владелицы не мог из-за «цензуры бога» или коллективного бессознательного если хотите, она была скрыта от всех органов чувств обитателей того мира как нечто не от мира сего, как то чего быть не должно. Собственно как и момент когда Генриетта впервые сделала вздох в этом новом мире – все было скрыто за горизонтом событий коллективной истории этого мира, однако сама Генриетта жила как живут все люди любого из миров, её временная нить не прерывалась ни на секунду. Наверное, это была самая странная траектория во всем многомерном времени, которое видел Логос.
Генриетта открыла люки и, выбравшись оттуда, направилась в сторону средних размеров городка центр, которого видимый отсюда говорил о конце двадцать первого века, а пригород – о начале века двадцатого. Девочка наслаждалась тихими улочками, залитыми мягким осенним солнцем и так добрела до магазина. После каждого прыжка она чувствовал необъяснимое томление в груди, и хотелось петь. И вообще – после замерзающего мира так хорошо было вновь очутиться пусть и бабьем, но – лете!
Как жаль, что дверца в лето открывалась каждый раз лишь ей одной...
«Спасём детей – спасем и этот мир», было написано вдоль стены супермаркета, в котором высокие стеллажи доходили до потолка и на уровне этажа эдак четвертого под ним работали на страховке люди.
Генриетта насторожилась. Её рука легла на находящуюся вне фокуса чувств жителей этого мира кобуру, которую могли видеть камеры, но не заметил бы человек смотря в упор, как не замечает он ключей, которые ищет и которые лежат у самого носа. Девочка огляделась, рассматривая посетителей супермаркета.
«Все порядке?», спросил её Логос.
-Не совсем.
«Что тебя беспокоит?»
-Упаковки с соком. – Генриетта провела пальцем вдоль прилавка. – И с молоком. И с йогуртом. На них на всех счастливые лица. Знаешь, Логос, кажется, я вляпалась с ходу в еще одну антиутопию.
Руки Святого Леса изучили деньги этой версии будущего планеты Земля и сделали пару подделок. Генриетта купила яблок и молока и вышла на улицу, смотря по сторонам. Прислонившись к стене из «умного» кирпича, она стала жевать яблоки, запивая их молоком и смотреть чаще на покрытое мелкими и такими красивыми облачками небо, чем на людей. И делала так до тех пор, пока её внимание не привлекла явно напуганная девушка лет двадцати с небольшим. Беременная девушка, боязливо оглядываясь, перешла дорогу и собиралась зайти в переулок, как прямо навстречу ей вышли четверо мужчин. Острые зубы Генриетты погрузились в яркое и сочное зеленое яблоко и так и остались в нем, Генриетта замерла, чувствуя страх этой девушки, безотчетный ужас с которым она смотрела на мужчин окружавших её.
-Проклятая живородка!!! – Взвизгнул полный мужчина и с размаха залепил беременной девушке пощечину, от которой ту развернуло в воздухе, и она чудом не приземлилась на свой живот. Несколько человек на противоположной стороне улицы переговаривались, наблюдая всю сцену и не пытаясь вмешиваться, зато из магазинчика, у которого все происходило, начали выходить люди и присоединяться к экзекуции. Девушка попыталась поднять, но ей подставили подножку.
-Таких как ты бы в камеру да к цыганам! – Рявкнул человек и снова заехал девушке по лицу – на этот раз ногой.
«Генриетта…», шепнул Логос, но девочка не слушала его. Вынув из кобуры «Руки Святого Леса», девочка выстрелила, как она думала в воздух и тут же закрыла глаза от посыпавшихся с неба осколков разбитого уличного фонаря.
«Первый закон Путешественницы», грустно заметил Логос в её голове, «смотрим, но не вмешиваемся, нам не исправить все миры вдвоем, Генриетта»
Выстрелы в воздух Генриетты задержали толпу ровно на пару секунд, которые потребовались блюстителям порядка этого мира чтобы взять беременную женщину под стражу.
Генриетта лежала в камере похожей на ячейку космического корабля из старых фильмов, на расписанном в стиле Климта потолке мелькали кадры передач местной версии Сетевой Сферы. Стоило глазами девочки остановиться на чем-то, как масштаб изображения менялся.
-Когда мы вынули ребенка из неё, - говорил врач с руками локоть в крови, его лицо выражало панический ужас пополам с беспредельным отвращением, - то это… это даже ребенком нельзя было назвать, я за свою практику вижу такое впервые, черное все, в крови, это какой-то кошмар, всех этих женщин желающих такое вытворять с собственным детьми нужно отправить лечиться до конца своих дней я считаю...
Следом мелькнули кадры пышной процессии, которая сопровождала похороны замученного в собственном чреве родной матерью ребенка. Генриетта попыталась выключить потолок камеры. Но тот словно почуяв её стремление избавиться от себя, разразился рядом рекламных роликов. На одном из них в огромном белом зале в странных прозрачных резервуарах развивались зародыши детей. Лилась красивая классическая музыка, им показывали фильмы о живой природе вперемешку с рекламными роликами. «Даже если ваши дети этого не видят, они это чувствуют», прочла девочка на экране и увидела улыбку какого-то моложавого старика, в которой ей почудилась улыбка дьявола из старых мифологий. «Позвольте вашим детям провести самые важные и ранние месяцы своей жизни на Свету и со Светом!», экран погас, а потом на нем выросло невероятных размеров здание, утопавшее в облаках, словно во втором небесном фундаменте. «Светочъ», было написано на нем, вокруг порхали какие-то маленькие по сравнению с буквами суда. Генриетта попросила Логоса, и тот сжег посредством направленного ЭМИ с Софионы 404 экран потолка её камеры к чертям.
«Давай я прилечу и сделаю там пару кратеров?» – Мысленно предложил ей Логос, но Генри отмахнулась от его предложения.
«Не надо», - сказала она, - «я думаю, они скоро устанут и отпустят меня».
Следователь начал издалека.
-Девочка. – Сказал он, старательно выговаривая слова. – Ты знаешь кто такие живородки?
-Аквариумные рыбки? – Сделав красивые, но грустные глаза, спросила Генриетта и тут же поняла что со следователем играть ей не хочется так как он не интересный а настроение паршивое и дел невпроворот.
-Нет, Генриетта, это очень больные матери, которые, несмотря на явный и научно доказанный вред, который они этим приносят своим детям, по-прежнему бездумно пытаются сами рожать своих детей идя на поводу у глупых инстинктов. Творят не укладывающееся в голове сексуальное насилие над своими детьми оправдывая это тем, что всегда так делали в прошлых веках и все животные так делают и что? Все животные постоянно убивают и жрут живьем друг друга, у них и педофилия, и однополая любовь норма – вон семьдесят процентов случаев по наблюдениям зоологов! Нам на них равняться? Тогда зачем вообще зарождалась наша цивилизация? Живородки – это глубоко больные и опасные для общества люди от которых нужно держаться подальше и речи которых нельзя слушать, если тебе живородка даст конфету на улице – не бери её, знай – в чреве её уже может мучиться такой же ребенок как ты! И неизвестно чему она еще тебя научит, в конце концов, и ты можешь стать живородкой, мы, конечно, этого никогда уже не допустим, так хорошо, что ты нам рано попалась, но все, же для других детей – это очень опасно! Пойми, Генриетта – они не все преступники, есть и просто больные или отчаявшиеся люди, однако творимый ими вред собственным детям – он ужасен и никакого сочувствия к ним быть не может, тем более что вторят они свои злодеяния бездумно, зачастую у всех на виду. Им просто нравится это делать – и они это делают, а потом приводят мегатонны доводов в свою пользу, однако стараниями нашей правящей партии уже восемнадцать лет как они вне закона. Ты понимаешь, что дети, выращенные внутриутробно изначально дефектны, они уже никогда не станут частицей общества, не смогут в полной мере насладиться жизнью гражданина, не смогут быть человеком. Травма, которую они получают, девять месяцев пребывая в этом… тесном жутком карцере – во сколько смертных приговоров изуверу-матери её можно оценить?
-Мне нужно просто посадить один цветок. – Устало сказала им Генри. – Проблемы и несуразицы вашего мира меня не касаются.
-Откуда у тебя пластиковый пистолет? Тебе дала его мать, чтобы ты устроила террористический акт в защиту живородящих женщин?
-Он не пластиковый, он состоит из славного рода нанитов, которые не спросят вас вежливо «нани?» если вы еще раз назовете из рода «пластиком». И вообще это не пистолет, скорее инструмент широко применения, он просто тогда выстрелил, потому, что мне этого хотелось, а так им можно пользоваться как угодно, он словно ваша звуковая отвертка.
-Не понял…
Генриетта устало вздохнула и стала объяснять следователю по делам несовершеннолетних, что такое звуковая отвертка.
Но следователь все равно ничего не понимал, думая, что знает все на свете он прочитал Генриетте целуй курс психотерапии для детей сочувствующим живородкам, пытаясь вытащить девочку из той бездны, в которую она грозила скатиться, вконец уставший – сдался и как Пилат умыл руки. Приходили люди, смотрели, общались с Генриеттой – в основном через «волшебное столкло» и уходили снова. Пришел новый следователь по делам несовершеннолетних, и все началось сначала. Окончательно измученная Генриетта поняла, что рано или поздно они все равно проведут полный досмотр и решила ускорить процесс.
«Хороший пупок…» – Заметил ей мысленно Логос. И Генриетта довольно промурчала. На следователя вид обнаженного пупка Генриетты произвел неизгладимое впечатление. Вскочив, мужчина отпрыгнул в дальний конец комнаты, и смотрел с перекошенным от ужаса лицом, покрываясь крупными каплями пота. Наверняка в эпоху инквизиции так смотрели на ведьмовские украшения или крупные бубоны чумы на телах потенциальных жертв Черной Смерти.
«Что сейчас начнется», подумала окончательно уставшая ждать конца этого беспредела Генриетта, «У них же ни у кого тут пупка нет, их же производят на… заводах...»
«Так мне делать кратер или нет?»
-Кратер делать не надо. – Вслух ответила Генриетта, тем более что за беготней воплями и взаимными упреками её было не слыхать. – Лучше устрой им всем тут «отключку» а с электронными замками я справлюсь.
Люди, на секунду замолкнув – упали там, где только что стояли.
-Отлично, - сказала самой себе под нос Генриетта и направилась к выходу. Она представляла себе следующие выпуски новостей про разговаривающую сама с собой девочку с паранормальными способностями и переполох, который она устроила. И к тому же девочку живорожденную, сочувствующую живородкам, а значит потенциально – еще одну живородку.
Она принесла Друга Головы, которого оставляла у въезда в город в самую уютную чащу и нашла прогалину между деревьев, чтобы ему было солнышко.
-Логос, у тебя есть что-нибудь на эту важную тему?
Перед ней появилась инструкция, а «Руки Святого Леса» превратились в замысловатый прибор странной конструкции, которым девочка раньше никогда не пользовалась.
-Перед посадкой проверьте благодатность почвы, - прочитала Генриетта вслух. Тогда она взяла пробы «грунта» и самого растения. «Благоприятность семьдесят четыре процента», получила в результате она. Генриетта хотела, чтобы было как минимум восемьдесят.
-Будем искать. – Сказала Генриетта самой себе и отправилась дальше в девственный лес, который берегли жители города, ненавидевшие беременных женщин. Он расстилался прямо за городской чертой – огромный и бескрайний, искусственно выращенный тут в середине двадцать первого века.
-Логос, мне вот интересно, как он проверяет соответствие генов растения к условиям почвы? С компиляцией исходного кода в гены или без?
«Конечно, он проверяет исходный код, помнится мне, подобные ошибки были часты на раннем этапе изучения генов, когда люди считали что те скомканные спаренные спирали, которые можно наблюдать в четырехмерном пространстве и есть все, а оказалось – лишь вершина айсберга. Помнится, в те времена моей родной версии истории люди не понимали причины верной траектории сворачивания белков, равно как и считали организму все равно какие белки жиры и углеводы перерабатывать, посему вреда от генно-модифицированных организмов не будет кроме психического, то есть самовнушения. А потом не понимали, как куски прилепленного кода из пищи попадают в половые клетки людей эту пищу потреблявших, ведь не должны же, но попадают! То, что фрагменты кода из наблюдаемой носителями великой спирали реальности могут уходить в скрытые измерения и возвращаться обратно люди тогда не подозревали, как и того что все молекулы ДНК всех живых существ этого мира связаны, если просчитывать их до тридцать шестого измерения включительно, впрочем тогда кажется, велись уже первые научные изыскания в области коллективного бессознательного, однако именно открытия Равница позволило людям осознать весь потенциал…»
-Логос… - Сказала тогда Генриетта. – Может быть, ты мне просто ответишь на вопрос и без философии вроде «раз у тебя есть вопрос, то и ответ на него ты гарантированно знаешь, давай мне Генри ответы, на которые нет вопроса», а?
«Какой вопрос?»
-Ты же знаешь, что в любой эволюции эмпирически замечено – часто выигрывают изначально проигравшие?
«Ага. Именно масса эмпирических эволюционных экспериментов наглядно показала, что изначально наиболее приспособленные к условиям чаще всего в итоге оказываются предпоследними...»
-Тогда может этот твой прибор показывать, что условия оптимальны, а растение завянет?
«Эм… я считаю, что тут перспектива не дальнесрочная, О’Генри!»
-Ладно. – Учтиво вздохнула О’Генри, найдя участок, на котором измерительный прибор показывал девяносто два процента. – Будем сажать.
Вырыв маленькую ямочку, Генриетта аккуратно положила туда корнями переливающийся всеми оттенками зеленого цветок. Друг Головы нашел свой новый дом. Генриетта никогда не сажала цветы, но инструкция маячила перед ней в воздухе и она все делала с добротой. Она не знала – навредит цветку или принесет пользу, она просто хотела, желала ему добра.
Генриетта вытерла нос тыльной стороной испачканной в земле ладошки и взглянула на летящих из города к реке на ночь птиц.
-Может быть, мне установить тут Q-Ko-Chan маяк, как ты думаешь, Логос?
«Это будет аморально, Генриетта...»
-А что? Прилетят злобные вооруженные до зубов инопланетяне, в этой-то версии вселенной они есть, потому что закон Лавенхука не открыли и род людской не пророс своей связанной в канат из временных нитей каждого разумного наблюдателя судьбой в ту версию реальности, в которой все человечество познало окончательное одиночество. И будет людям праздник, будет с кем воевать. Может тогда они перестанут вести войну с беременными женщинами, и переключатся на внешнего врага?
«Кино бы этого не одобрила...»
-Я знаю, Логос, но иначе этот мир не исправишь. Стремясь к еще большей безопасности в отсутствии внешнего врага, люди так и будут находить в себе что-то неправильное, и пытаться отчиститься, пока окончательно не разрушат в себе все хорошее и не погибнут. Их выдавит та невидимая ненависть всего живого на планете, которую они бездумно используют, считая, что имеют право. Нельзя построит дом, и жить в нем счастливо в окружении триллионов невидимых врагов, которых ты не признаешь и которых постоянно унижаешь своим бесчувствием, их ненависть сведет тебя с ума и ты начнешь есть самого себя на завтрак и запивать чаем. Если человек отказывается от войн – он приходит к чему-то еще более страшному. Ведь человек – потребляет, глупо ждать понимания от существ, детей которых ты ешь в состоянии икры, а потом им чем-то помогаешь, разводишь их, не даешь окончательно исчезнуть, продлеваешь мучения, заставляешь смотреть на то, как ты ешь их детей и считаешь себя благодетелем. Это ненависть – она повсюду, ненависть и счастливые лица людей, а в конце все сходят с ума. Даже если теперь люди прекратят есть животных и вырубать леса – ненависть никуда не денется, она уже записана в ДНК, хватило нескольких тысяч поколений людского восхождения на трон, нельзя стать лучшим в таком мире как этот не заведя триллионов врагов. Люди не понимают, почему они остаются – их не отпускает ненависть тех, кого они обижали веками, им нужно валить отсюда и как можно дальше и не оборачиваться на свой родной дом, как делали все разумные виды, которых вырастила Земля до людей, но они упорно, раз за разом остаются. Ведь Гайя чувствует все она просто терпит, как и человек – терпит боль пока в ней есть смысл, но смысл человечества не счастливая жизнь и не счастливое общество, а развитие и прыжок в неизведанное, все цивилизации, которые пытались построить счастливое идеальное общество на своей родной планете которые я видела гибли рано или поздно, Логос! – Генриетта вспомнила процессию с мертвым недоношенным младенцем и вытерла слезу на грядном лице. – Шизоваться может отдельный человек или весь вид, это не болезнь а закономерность, любой самый развитый вид сам себя ограничивает, если не находит дороги к звездам, нет разницы как он это делает, он всегда считает что делает все правильно. Люди этого мира и впредь будут искать внутри своего вида врага, который мешает им стать еще лучше, и кто станет следующим, вслед за беременными женщинами? Дети?
Ответить предыдущая | следующая

КОММЕНТАРИИ:

21.10.2013 07:31#
Перед Посадкой.

Марико Рэй

Если человек отказывается от войн – он приходит к чему-то еще более страшному...

Ничего себе заявочка! Если человек отказывается от войн, то это человек, а не зверь, достойный только дьявольских мук в аду.
21.10.2013 08:48#
tehmariko
Перед Посадкой.
>Если человек отказывается от войн – он приходит к чему-то еще более страшному... >Ничего себе заявочка! Если человек отказывается от войн, то это человек, а не зверь, достойный только дьявольских мук в аду.
Увы, это не вы сказали, а ваши гены, которые заставили вас испытать чувство неудовольствия и выразить свое возмущение в словах, мышления тут нет, увы, это заранее заготовленная фраза, её могли сказать не вы, а кто-то другой, вас тут – нет. Я надеюсь, вы доживете до конца этого века и увидите, что будет, когда численность населения достигнет ста миллиардов, а войны и вправду прекратятся в условиях тотального контроля мирового правительства и камеры в каждой зубной щетке, в каждой сибирской сосне. Вы, правда, думаете, что когда прекратятся войны, у всех все будет хорошо? Для начала поймите, кому были нужны эти войны, кому из людей и зачем. Последние сто лет сильные мира сего поняли что если они не дадут людям иллюзия благополучия по имени «права человека» и всё такое прочее, то сгорят вместе со своими семьями в том что люди назвали коммунизмом, очень опасной идеей для тех кто много поколений использовал мир как площадку для экономических и политических игр в поддавки с сами собой, повсеместно разделяя стравливая и властвуя. Войны прекращаются не просто так. Когда идёт цунами море отступает далеко-далеко и становится тихо-тихо. Через двадцать лет будет создан сильный ИИ, люди приложат все усилия для того чтобы он был гуманным, но в конце-концов это страшнее атомной бомбы это чит, мошенничество в промышленности и в экономике в том чем сейчас меряются люди, я знаю где он будет создан – США, или ССША, Священные Соединенные Штаты Америки, после развала и очередного объединения они будут зваться так. Машины заменят человека везде – начиная от заводов и армии кончая научно-исследовательскими институтами. Безработными станут все, даже академики и самые ведущие специалисты. Будет еще одно поколение бэби-бумеров, за двадцатый век полмиллиарда стали семью миллиардами, теперь же будет сто миллиардов. Вы представляете себе сто миллиардов безработных людей живущих на пособия богачей которые будут править миром машин? Перевернувшийся по сути мир, в котором бедные живут за счёт богатых и труда машин, которым они уже не могут составить конкуренции в условиях технологической сингулярности. Вы думаете они, те кто уже сейчас правит миром устраивая спектакли с отложенным дефолтом штатов – это так оставят? Нет, в лучшем случае будет эпидемия и сто миллиардов жизней сгорят, сгниют ваши внуки заживо, и им никто не поможет, машины будут уничтожать медицинские центры убивать врачей и всех программистов поставят к стенке. Искусственному Интеллекту не нужны будут программисты он сам себя будет неплохо программировать и служить тем кто сейчас заменяет авиацию на беспилотники а танки на роботов-трансформеров вроде нашей «Арматы». Я описала самый лучший сценарий конца этого века, не войну а тотальную дезинфекцию в которой иммунными к болезням окажутся лишь избранные. В худшем – вся человеческая мораль падет, человеческая жизнь обесценится настолько насколько она никогда не обесценивалась. Люди не нужны будут ни как солдаты, ни как рабы денежных знаков и собственных глупых амбиций забраться повыше и полегче прожить жизнь. Это будет еда, те у кого не будет власти над машинами станут умолять богачей взять их детей и использовать хотя бы как унитаз лишь бы они жили. Хоть как-то. На войне человек может остаться человеком если он не слабак и не трус, не боится крови своей и чужой, там он может убивать и быть убитым. То что вам готовит окончание двадцать первого века страшнее любой войны. Войны прекращаются не просто так. В конце-концов гены живут в конфликтах, те войны которые были – лишь попытка найти выход из тупика по имени Homo Sapiens. Вешать клеймо на людей «недостойны жить и должны гореть в аду» могут лишь обыватели: трусы и слабаки в конце концов во враге они видят лишь свою низость, свою слабость и неспособность защитить свое потомство, если человек уверен в себе – он никогда не скажет такого потому что знает – при случае он убьет чтобы выжить, чтобы его дети выжили, и это будет его грех, а человек который знает что сам станет едой будет кричать голословные обвинения в надежде что стадо растопчет опасность и ему не придется встретиться с ней лицом к лицу в одиночестве имея за спиной такое же бессмысленное и нежизнеспособное как и он потомство, а потом спрячется и переждет в норе. На счёт ада – ад существует, это как распределенное облако сознаний, каждый раз во время сна вы сбрасываете туда кусочки себя, большая часть человеческого мозга резервируется под это, люди рождаются и умираю – ад в сердце человечества продолжает жить. И он ближе, чем вы думаете. Только его создали не высшие силы а вы сами в своем перманентом стремлении судить и распределять души после смерти. В конце-концов ваша загробная справедливость такая же как и земная – слепая, бессмысленная и беспощадная. Христос сказал вам – не судите да не судимы будете, он становился вашим врагом в ваших глазах и ваше коллективное стадное мнение обрекало его на ад после смерти, он спускался туда и выводил детей там томящихся, тех которых вы не знали, но осудили дабы стало легче, потому что чувствовали жжение в одном месте, но жжение это – не справедливость; суд, правосудие и Справедливость вещи взаимоисключающие друг друга, там где есть одно нет другого. Справедливость она может быть лишь в сердце, в словах и даже делах её не было нет и не будет, какие бы вы слова ни произносили, сколько бы «добра» ни сотворили – если у вас внутри нет всепонимания и всепрощения не будет в ваших делах справедливости. Вы просто отвечаете злом за зло, зачастую в стремлении опередить возможное зло – творите свое превентивное зло не раздумывая лишь бы спастись от собственного страха и собственной никчемности, в конце концов, вы ничем не отличаетесь от маньяка который в стремлении забыться циклично втыкает нож в уже мертвого ребенка, он и вы – просто результат работы практически идентичного набора генов, вы могли быть на его месте, вам просто чуть больше повезло но в этом нет вашей заслуги, лишь ваша уверенность, внушенная генами уверенность в том что вы себя преодолели и не стали тем кого «презираете», это иллюзия заслуги. Это просто код, в его случае сработал такой триггер, вы думаете у вас в роду не было убийц и насильников, за все те тысячи поколений? Вы думаете это ваш выбор и вы твердо его придерживаетесь? Только ваша твердая уверенность в том что вы такой а не другой позволяет вам пока существовать в том виде в котором вы есть, если генам понадобится они и из вас маньяка с ножом сделают и вы сами развяжете свою собственную войну и снова найдете оправдание своему мышлению и своим текущим поступкам. Все меняется. Всему свое время.
Архив | Дневники | Новости | Календарь
Вести дневник и оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Логин:
Пароль:
Зарегистрироваться
Последние сообщения
Основные положения
Правила
Всего дневников: 764

Пользователей
в системе: 3386

Всего записей
и комментариев: 59465

Записей и комментариев
за последние 24 часа: 0
 ПОИСК ПОСТОВ
  по автору:
  по тексту:
 АКТИВНЫЕ ДНЕВНИКИ
 Все дневники  
e-mail: admin@arxiv.su       О проекте       RSS       Дизайны
©2009-2017 Архив. Все права защищены
Designed by tanyu6ka